Поэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур)




Скачать 347.01 Kb.
НазваниеПоэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур)
страница1/2
ДРАЧ ИННА ГЕННАДЬЕВНА
Дата конвертации29.02.2016
Размер347.01 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2
На правах рукописи


ДРАЧ ИННА ГЕННАДЬЕВНА


ПОЭТИКА РОМАНА-МОНТАЖА

(на материале американской, немецкой и русской литератур)


Специальность 10.01.08 – Теория литературы. Текстология


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Москва – 2013

Работа выполнена на кафедре теоретической и исторической поэтики
федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный
гуманитарный университет» (РГГУ)


Научный руководитель:

доктор филологических наук
Махов Александр Евгеньевич

Официальные оппоненты:

Миловидов Виктор Александрович –
доктор филологических наук, профессор, Тверской государственный университет, зав. кафедрой теории литературы

Холиков Алексей Александрович –
кандидат филологических наук, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, преподаватель кафедры теории литературы

Ведущая организация:

ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»



Защита состоится «21» февраля 2013 года в 17:30 на заседании диссертационного совета Д 212.198.04, созданного на базе РГГУ, по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РГГУ по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6.


Автореферат разослан «16» января 2013 года


Ученый секретарь
диссертационного совета С.С. Бойко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Термин «роман-монтаж» достаточно часто употребляется в отечественных литературоведческих исследованиях. Но частота употребления термина связана, в первую очередь, не с тем, что к жанру романа-монтажа относится богатый художественный материал – выступающие источниками данного исследования романы Б. Пильняка «Голый год», Дж. Дос Пассоса «Манхэттен», А. Дёблина «Берлин, Александерплац» (а также трилогия «США» Дос Пассоса, романы В. Кёппена, К. Селы, А. Весёлого). Скорее играет роль кажущаяся понятность термина, из-за которой круг обозначаемых им литературных явлений неизбежно расширяется.

За использованием определения «роман-монтаж» не всегда кроется ясное представление о природе жанра. Иногда, пользуясь этим термином, исследователи фактически обозначают не жанр, а скорее повествовательные особенности романов, и тем самым понятия «роман-монтаж» и «роман с монтажной техникой» (пусть даже монтажной техникой, играющей особую роль в поэтике романа) становятся синонимичными. Рядом исследователей роман-монтаж рассматривается в контексте кинематографичной литературы, в то время как в действительности этот жанр не настолько кинематографичен (в трактовке И.А. Мартьяновой), как может, на первый взгляд, свидетельствовать кинематографическое понятие «монтаж» в его названии.

Зародившийся в немецком литературоведении, термин «роман-монтаж» обозначал подвид модернистского романа, в котором воплотился один из главных художественных принципов культуры XX в. – монтажный характер художественного целого. В XX в. монтаж в литературе – не тот художественный прием, который уже давно ею использовался (о чем, например, свидетельствуют анализы русской классической литературы С.М. Эйзенштейном), а один из аспектов ломки традиционного художественного языка, которая, в свою очередь, сопровождала кризис эпохи «гуманизма». Как отмечает А.М. Зверев в статье «Монтаж»1, в модернистской литературе подрывается вера в художественный вымысел: человек не в состоянии целостно представить себе реальный мир, искусство перестает быть инструментом его познания, отражая действительность в ее раздробленности и хаотичности. И главным способом такого ее отражения становится монтаж.

Таким образом, романы, в которых монтажная повествовательная техника может не просто использоваться, но составлять основу повествования, отграничиваются нами от романов-монтажей парадигматически: как произведения, употребление монтажной техники в которых мотивировано иными художественными причинами, чем ее употребление в романе-монтаже, относящемся к модернистской литературе. Это, в частности, относится к постмодернистским романам с монтажной техникой: в их речевой структуре манифестирована «постмодернистская чувствительность», в основе столкновения монтажных фрагментов лежит представление о произведении как интертексте – в постструктуралистской трактовке термина, а само столкновение разнородных монтажных фрагментов иронически обесценивает их самостоятельную значимость.

С другой стороны, подход (преимущественно немецких исследователей), при котором роман-монтаж рассматривается как «квинтэссенция» модернистского романа, интегрирует его в контекст модернистской литературы. Поэтому целью настоящей работы является описание инварианта жанра романа-монтажа, позволяющее отграничить его от других романов с монтажной техникой в пределах парадигмы неклассической художественности. Предметом исследования выступает роман-монтаж как жанр, объектом – его конкретные образцы.

Постановка цели потребовала решения задач, связанных как с изучением исследовательской традиции, так и с собственным анализом произведений. Было необходимо:

  1. проанализировать тенденции в употреблении термина «роман-монтаж» в отечественной и зарубежной традиции и исследования, в которых реализации жанровой модели романа-монтажа относят к другим жанрам, на предмет выявления тех общих черт поэтики исследуемых романов, которые могут входить в инвариант романа-монтажа;

  2. рассмотреть исследования, в которых роман-монтаж отграничивается от других подвидов жанра романа в пределах парадигмы модернизма;

  3. определить различия между техниками монтажа в литературе и в кино, которые позволяют избежать переоценки влияния кинематографа на поэтику исследуемого жанра;

  4. на основании проведенного анализа литературоведческой традиции, сформулировать основные предположения о поэтике романа-монтажа и проверить их на основе анализа «вершинных» образцов жанра: романов Дж. Дос Пассоса «Манхэттен», А. Дёблина «Берлин, Александерплац», Б. Пильняка «Голый год» – с привлечением текстов других романов-монтажей;

  5. после проведенного сопоставления дать окончательную характеристику инварианту жанра романа-монтажа, описав его «внутреннюю меру».

Научная новизна исследования связана c тем, что в нем впервые поставлена проблема инварианта жанра романа-монтажа (определения его «внутренней меры»). Не только в западном, но и в отечественном литературоведении понятие внутренней меры для характеристики разновидностей романа как неканонического жанра широко не используется. Понятие же инварианта более распространено, но при изучении романа-монтажа и проблема инварианта этого жанра специально не ставится ни в западном, ни в отечественном литературоведении. Также в работе раскрывается то, в чем состоит кинематографичность романа-монтажа и как она может переоцениваться в научной литературе.

Актуальность исследования, в котором реконструируется теоретическая модель жанра романа-монтажа, обусловлена тем, что природа жанра еще не охарактеризована систематически, в то время как термин «роман-монтаж» часто используется отечественными литературоведами, в немецких работах существует традиция его употребления, а конкретные романы-монтажи вызывают большой исследовательский интерес.

Степень разработанности темы. Немецкие литературоведы посвящают жанру романа-монтажа отдельные работы начиная с 1980-х гг. Они дают роману-монтажу подробную характеристику (работы О. Келлера, М. Прангеля, Ю. Петерсена, Х. Кизеля), но не ставят проблему инварианта жанра и чаще подчеркивают общность романа-монтажа с модернистским историко-литературным контекстом и скорее изучают проявления характерных черт модернизма в романе-монтаже, чем выделяют специфические особенности романа-монтажа внутри модернистского романа.

Отечественные литературоведы многократно рассматривали конкретные образцы романа-монтажа в своих исследованиях: в контексте поэтики их создателей (Н.С. Павлова, В.П. Скобелев, Л.Н. Анпилова, В.В. Котелевская, И.И. Профатило, Л.С. Кислова), соотношения литературы и кино (М.Е. Сальцина), с точки зрения парадигм художественности (Н.С. Лейтес, В.И. Бернацкая, А.М. Фурсенко, Л.Н. Анпилова), нарративной техники монтажа (А.М. Зверев), мифопоэтики (И.И. Профатило, Л.С. Кислова, В.В. Котелевская). Рассматриваются они и с точки зрения их жанровой природы (А.З. Лежнев, Л.Н. Анпилова, О.М. Кагирова). Но термин «роман-монтаж» при этом используется редко или не используется вовсе: исключения составляют работы Н.Д. Тамарченко и Н.Т. Рымаря2, в которых, кроме того, есть предпосылки для характеристики инварианта жанра3. В то же самое время отечественные литературоведы часто определяют этим термином жанровую природу интересующих нас романов, не проясняя его суть.

Из работ, посвященных поэтике романа-монтажа, компаративный аспект исследования последовательно затрагивался в названных исследованиях Н.Д. Тамарченко и Н.Т. Рымаря. Однако нельзя не обратить внимание на те сравнительные исследования, авторы которых – вероятно, интуитивно – сближали именно (преимущественно) романы-монтажи: это работы К. Комар о «мультилинейном» романе («Манхэттен» Дос Пассоса, «Берлин, Александерплац» Дёблина, «Голуби в траве» Кёппена, «Когда я умирала» Фолкнера), К. Льюис о репрезентации социального пространства в романе на примере романов Дос Пассоса «Манхэттен», Дёблина «Берлин, Александерплац» и Пильняка «Голый год», В.В. Котелевской о сближении романов Дос Пассоса «Манхэттен» и Дёблина «Берлин, Александерплац» с точки зрения их мифологического подтекста.

Методологическими и теоретическими основаниями исследования служат работы по теории жанра и по теории романа М.М. Бахтина, в которых жанр рассматривается как трехмерная структура, а роман – как неканонический жанр4. Рассматривая роман-монтаж в этом качестве, мы пользуемся понятием «внутренней меры», которое употребляется для характеристики инварианта русского классического романа XIX в. Н.Д. Тамарченко5 и других разновидностей жанра романа некоторыми отечественными исследователями (В.Б. Зусевой-Озкан, О.О. Рогинской). Мы также опираемся на работы В.Я. Проппа, О.М. Фрейденберг и М.М. Бахтина, в которых проводится анализ инварианта. Помимо классических исследований инвариантов сюжета и сюжетных схем, принимаются во внимание работы, в которых охарактеризованы инварианты конкретных разновидностей романа как трехмерного целого (например, работы В.Я. Малкиной, Е.Ю. Козьминой). При изучении повествовательных особенностей романов мы обращаемся к отечественным традициям нарратологического анализа и к подходам мировой нарратологии (Б.А. Успенский, Ю.М. Лотман, В.И. Тюпа; Ж. Женетт, С. Четмэн, В. Шмид, Ф. Штанцель).

Положения, выносимые на защиту:

  1. Влияние кинематографа на развитие жанра романа-монтажа нельзя переоценивать. В кинематографе монтажная техника – средство рассказывания истории, то есть создания нарративности. Перенесенное на почву других видов искусств, понятие монтажа постепенно меняет коннотацию: именно в литературном монтаже модернистского романа отражается ощущение царящего в реальности хаоса, абсурдности бытия. Это специфически литературная анарративная монтажная техника. В нарративной стороне монтажа отражаются приемы, подобные приемам киномонтажа (параллельный, линейный монтаж), но и в этом случае возникают специфически литературные средства создания целостности (например, закономерности в расположении эпизодов). Роман-монтаж только отчасти принадлежит «кинематографичной прозе» – хотя его создателей, безусловно, мог вдохновлять кинематографический опыт.

  2. Роман-монтаж и роман с монтажной техникой – не синонимичные понятия. Роман-монтаж обладает инвариантной структурой, основные характеристики которой следующие:

    1. Субъектно-речевая структура:

Роль повествователя в романе – двойственная. Его кругозор то максимально сужается (звучит голос современника героев), то расширяется, и повествователь становится всеведущим. Двойственна и функция речи и точки зрения героя, которые контаминируются с речью и точками зрения других героев, персонажей, повествователя и в то же время выделяются среди них (например, количественное выделение внутренних монологов и потоков сознания героя).

    1. «Рассказанное» событие:

  1. Анарративность монтажа в романе-монтаже, объясняемая функцией монтажной техники как неклассического художественного языка, диалектически восполняется нарративностью: существует строгая закономерность в построении эпизодов.

  2. Анализ пространственно-временных особенностей и мотивов позволяет увидеть, как связываются внешне почти несоотносимые события с участием героев и с участием персонажей (в том числе однократным). Мир моделируется как хаос на историческом пространственно-временном уровне. Мифический же уровень – это философско-мифологический подтекст, в котором представлен мир в кризисный момент его развития и авторская интерпретация возможного выхода из этого кризиса. Этот подтекст соотносится с индивидуально-авторской системой мотивов в романе и обусловливает связь событий сюжетной линии героя / героев и сюжетных линий персонажей (и связь между событиями с участием последних).

  3. Двойственность роли героя также принципиальна: с одной стороны, он выделен среди других персонажей, с другой стороны, он один из многих, о ком могла бы вестись речь. Это связано не с падением ценности жизни отдельного человека, сколько, напротив, с принципиальной невозможностью ее измерить по какой-либо шкале. Выделяются две ценностные установки героя: на индивидуалистический путь и на единение с другими людьми – и авторская позиция чаще сближается со второй.

    1. Граница между миром автора и читателя и миром героя:

  1. Мир героя и мир автора, с одной стороны, принципиально смыкаются, о чем свидетельствуют, в частности, документально-репортажные вставки; в романе изображается кризисная эпоха, современная его автору. С другой стороны, эпоха, изображенная в романе, становится частным воплощением той философско-мифологической модели мира, которую воссоздает автор, что разводит мир автора и мир героя. Читателю же это позволяет идентифицировать себя не с представителем конкретной исторической эпохи, а с ролью человека, живущего в период ценностного кризиса.

  2. Читатель романа-монтажа также оказывается в двойственном положении: ему дается право самому интерпретировать хаос событий и «повествовательный хаос» – и он же постигает авторскую философию, обращая внимание на закономерности в построении сюжета и распознавая его философско-мифологический подтекст.

  3. Мы предполагаем, что в двойственности, которая проявляется на всех уровнях структуры художественного целого романа-монтажа и определяет его внутреннюю меру, состоит суть жанра как модернистского, с одной стороны, но опосредующего опыт классического реализма XIX в., с другой. Так, очень показателен вывод Н.Д. Тамарченко о романе-монтаже «Голый год»: его смысловые итоги связывают роман, модернистский по форме, с традициями русской классики XIX в., поскольку рубеж эпох – период не только хаоса, но и поиска новых основ для единства мира.

Научно-практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы в преподавании вузовских курсов по теории литературы, истории зарубежной и отечественной литературы, а также при разработке спецкурсов по литературе XX в.

Исследование прошло апробацию в форме докладов на ежегодной международной конференции «Белые чтения», проводимой Институтом филологии и истории Российского государственного гуманитарного университета (2010, 2011, 2012 гг.) и на второй международной конференции Европейского нарратологического сообщества «Working with Stories: Narrative as a Meeting Place for Theory, Analysis and Practice». Положения работы обсуждались на специальном семинаре Н.Д. Тамарченко.

Структуру диссертации составляют введение, три главы, заключение и список источников и научной литературы. Роман «Манхэттен» анализуется в работе первым, во второй главе, а затем с ним сопоставляются романы Дёблина и Пильняка, рассматриваемые в третьей главе. Это связано с тем, что «Манхэттен» был создан раньше других западных романов-монтажей, некоторые из них были своего рода ответом на него. «Голый год» написан раньше всех остальных романов-монтажей, но в силу и большего количества зарубежных образцов жанра, и большего количества работ, посвященных специфике их структуры, мы завершаем им анализ романов. Это позволяет приобщить «Голый год» к уже существующим тенденциям в анализе образцов романа-монтажа.

  1   2

Похожие:

Поэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур) iconТехническое задание на проведение технической приемки объектов связи зао «Енисейтелеком»
Проверки документации, общестроительных работ, выполненного монтажа бс, монтажа внешнего оборудования бс и антенной системы, прокладки...
Поэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур) iconВариантная флексия атрибутивного прилагательного на материале немецкой художественной литературы XVIII-XX вв.
Работа выполнена на кафедре немецкого языка фгбоу впо «Тверской государственный университет»
Поэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур) iconК вопросу о диалоге литератур Ключевые слова
Ключевые слова: диалог литератур, перевод, назира, межлитературная коммуникация, эстетическая интерференция, национальное сознание,...
Поэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур) iconNonfiction в становлении американского утопического романа
Журналистская «закалка» художников слова определила такие черты американской литературы, как интерес к подробностям, конкретным деталям,...
Поэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур) iconКомпозиционный полифонизм: генезис и структурные модификации (на материале романной прозы XIX-XX веков)
Работа выполнена на кафедре русской классической литературы и теоретического литературоведения
Поэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур) iconВыпускная квалификационная работа Поэтика жанра антиутопии в творчестве Кира Булычёва
Поэтика антиутопии в романе «Любимец» и повести «Перпендикулярный мир» Кира Булычёва
Поэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур) iconП л а н
Иначе как объяснить, что «золотой век» русской истории в большинстве своем связан с именем немецкой принцессы Софии Августы Фредерики...
Поэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур) iconПрограмма дисциплины «Истоки европейских литератур» (Античная литература; Средневековая литература; Фольклор и литература) для направления 032700. 62 «Филология»
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления подготовки 032700....
Поэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур) iconИстория немецкой диаспоры Центрального Казахстана в ХХ в.
Охватывают ХХ век. Выбранные хронологические рамки позволяют проследить историю немецкой диаспоры Центрального Казахстана с момента...
Поэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур) iconИнститут иностранных языков germanistische studien сборник научных трудов кафедры немецкой филологии Выпуск III екатеринбург 2009
В сборнике представлены результаты научных исследований преподавателей кафедры немецкой филологии и зарубежной литературы Ургпу,...
Разместите кнопку на своём сайте:
kaz.docdat.com


База данных защищена авторским правом ©kaz.docdat.com 2013
обратиться к администрации
kaz.docdat.com
Главная страница