Агата Кристи Смерть на Ниле (рассказ)




Скачать 221.92 Kb.
НазваниеАгата Кристи Смерть на Ниле (рассказ)
Дата конвертации05.02.2016
Размер221.92 Kb.
ТипРассказ
Агата Кристи

Смерть на Ниле (рассказ)


Мистер Паркер Пайн – мастер счастья – 11





Агата Кристи

Смерть на Ниле


Леди Гриль нервничала. Она стала жаловаться, едва только ступила ногой на палубу парохода: ей сразу не понравилась ее каюта. Утреннее солнце она еще как то, с трудом, могла переносить, но полуденное!.. Ее племянница Памела Гриль услужливо предложила поменяться с нею: каюта Памелы была на противоположной стороне парохода. Леди Гриль неохотно согласилась.

Она злилась на свою сиделку мисс Мак Найтон, которая подавала ей шарф, когда тот ей вовсе не требовался; зато зачем то упаковала ее маленькую подушку, без которой она совершенно не могла обходиться. Она без конца ругалась с мужем, сэром Джорджем, который перед отплытием купил ей колье, – она хотела ляпис лазурь, а не кораллы, поэтому она то и дело называла его дураком.

Сэр Джордж удрученно отвечал:

– Мне очень жаль, дорогая. Хочешь, я поеду и обменяю это колье? Время еще есть.

Она не поносила разве что одного Бэвила Уэста, секретаря мужа, потому что этого никто не мог бы сделать: у него была совершенно обезоруживающая улыбка. Поэтому ярость леди Гриль изливалась исключительно на переводчика, невозмутимого, вальяжного, модно одетого джентльмена. Едва она заметила, что кто то сидит в кресле на палубе, она тотчас поняла, что это пассажир, и вознегодовала еще более:

– В конторе компании меня заверяли, что мы будем единственными пассажирами! Что сезон кончается и больше никого на пароходе, кроме нас, не будет!

– Так и есть! – ответил Мохаммед. – Вы, ваша свита и один этот джентльмен – вот и все пассажиры!

– Нет! Вы лжете! Что делает здесь этот человек?

– Он приехал позднее, мэм. После того, как вы купили билеты. Он решился ехать только сегодня утром.

– Это злоупотребление доверием! Вы не находите?

– Все будет отлично, мэм. Он очень любезный джентльмен, очень спокойный и обходительный.

– Вы идиот и ничего не понимаете в людях! Где вы, мисс Мак Найтон? Ах вот вы где! Сколько раз вам повторять, чтобы вы все время были около меня: мне в любой момент может стать дурно. Отведите меня в мою каюту. Дайте мне аспирин и не позволяйте Мохаммеду приближаться. Он только и знает, что повторять как попугай: «все хорошо», «все хорошо», хоть лопни!

Мисс Мак Найтон, женщина лет тридцати пяти, высокая, довольно привлекательная брюнетка, не говоря ни слова, предложила руку леди Гриль. Она проводила свою подопечную в каюту, удобно устроила в постели, обложила подушками, дала таблетку аспирина и терпеливо продолжала выслушивать ее жалобы.

Леди Гриль было далеко за сорок. С шестнадцати лет она во всей полноте ощутила на своих плечах груз огромного состояния и вышла замуж за благородного сэра Джорджа, разорившегося за десять лет до вступления в этот брак. Это была высокая, с красивыми чертами лица дама. Однако всегда не в меру раздраженная, постоянно пребывающая в дурном настроении. Морщины и неумеренное употребление косметики подчеркивали разрушения, причиненные временем и дурным характером. Волосы ее постоянно меняли цвет: то обесцвечивались, то красились хной разных оттенков, что сделало их сухими и ломкими. Она одевалась нарядно, соблюдая последнюю моду, однако, впадая в крайность, носила чересчур много драгоценностей.

– Скажите сэру Джорджу, – заключила она, когда приготовления ко сну закончились, а мисс Мак Найтон выслушивала последние наставления, – что он просто обязан выгнать этого человека. Мне нужен покой после всех этих переживаний…

– Хорошо, леди Гриль, – покорно ответила сиделка и вышла из каюты.

Нежеланный пассажир по прежнему сидел на палубе. Он повернулся спиной к Луксору и рассматривал позолоченные заходящим солнцем холмы, возвышавшиеся над купами деревьев. Мисс Мак Найтон мимолетно бросила на него испытующий взгляд и прошла в салон.

Она увидела сэра Джорджа в курительной комнате: он держал в руке колье и как то очень озабоченно его разглядывал.

– Как вы думаете, мисс, понравится оно моей жене?

– Оно восхитительно, – ответила сиделка.

– По вашему, мисс, на сей раз мадам будет довольна?

– Не думаю, сэр Джордж, ведь ей ничего не нравится! Мадам специально послала меня к вам с поручением: сделайте все, чтобы тот посторонний пассажир на палубе сошел как можно скорее!

Сэр Джордж состроил гримасу недовольства:

– Как же, вы полагаете, я могу это сделать? Что я ему должен сказать? Какой то абсурд!

– Конечно, думаю, это невозможно! – посочувствовала мисс Мак Найтон сердечно. – Просто скажите мадам, что у вас нет никакой возможности это сделать. Думаю, этого будет вполне достаточно, – ласково заключила она.

– Вы так думаете, мисс?

У него был такой подавленный вид, что сиделка сочла нужным добавить еще более нежно:

– Не принимайте близко к сердцу всего этого, сэр, это все от нездоровья.

– Вы считаете, леди Гриль и в самом деле больна?

Лицо сиделки вдруг помрачнело и голос странно изменился.

– Да, я… я беспокоюсь за нее, сама не знаю почему. Но вы не расстраивайтесь, не надо, все наладится. – Она ласково улыбнулась и ушла к себе.

Тут же в курительной появилась Памела, свежая, румяная, непринужденно державшаяся, вся в белом.

– Привет, дядя!

– Привет, крошка!

– О чем это вы тут толкуете с Мак? Какая прелесть, дядя, это колье!

– Я рад, что тебе понравилось. Как по твоему, твоя тетя разделит твой восторг?

– Она не способна восхищаться чем бы то ни было! Вы же знаете ее! Не могу понять только, дядя, и зачем вы на ней женились!

Гриль ничего не ответил. А его память воскресила на миг все его неудачные сделки, настойчивых кредиторов и эту красивую, властную женщину, какой она была в ту пору.

– Бедняжка! – только и сказала племянница. – Полагаю, вы не могли поступить иначе. Но она устроила вам нелегкую жизнь!

– С тех пор как жена заболела… – начал было сэр Гриль.

Памела перебила его:

– Она не больна, поверьте, раз может так самодурствовать. Пока вы ездили по делам в Асуан, она веселилась, словно зяблик. Я уверена, что и мисс Мак Найтон знает, что мадам все время лицедействует.

– Что бы мы делали без нашей мисс Мак Найтон! – вздохнул баронет.

– Она очень опытная сиделка, – ответила Памела, – но, во всяком случае, я не восхищаюсь ею так, как делаете это вы, дядя! А вы просто без ума от нее! Не спорьте! Не спорьте! Вы находите ее изумительной? Да, она действительно настоящий профессионал своего дела. Но она неискренна, и никогда не поймешь, что у нее на уме. Однако она отлично ладит с этой… старой кошкой, вашей женой!

– Послушай, дорогая, ты не должна так говорить о своей тетке, которая, в сущности, всегда очень добра к тебе!

– Да, конечно, добра, потому что подписывает все наши счета! Но повторяю, дядя, она делает нашу с вами жизнь просто невыносимой!

Сэр Джордж, воспользовавшись случаем, решил посоветоваться с племянницей и насчет того, как разрешить тягостную проблему с этим незнакомцем, неожиданно появившимся на пароходе.

– Что делать с этим типом, который едет с нами? Твоя тетка хочет, чтобы мы были на судне совершенно одни.

– Пусть она откажется от этой затеи! – ответила девушка.

– Тем более что человек с виду вполне приличный. Я навел справки: его зовут Паркер Пайн. Странно, однако мне кажется, что где то я уже видел это имя… Бэвил, – прибавил баронет, обращаясь к своему секретарю, который только что вошел, – где я мог читать о Паркере Пайне?

– На первой странице объявлений в «Таймс», – тотчас ответил молодой человек. – Помните? «Вы счастливы? Если нет, то посоветуйтесь с мистером Паркером Пайном».

– Да, да, в самом деле, вспоминаю! Как интересно! – вскричала Памела. – Мы успеем рассказать ему обо всех наших неприятностях, прежде чем доедем до Каира.

– Что касается меня, я отказываюсь от исповеди! – решительно заявил Бэвил Уэст. – Мы будем плыть по волшебному Нилу, посещать старинные храмы… У нас и времени на это не будет! – Он быстро взглянул на сэра Джорджа, развернувшего газету, и тихо добавил: – Посещать вместе с…

Памела весело перебила его:

– Правильно! Жизнь прекрасна!

Дядя Джордж вышел. Лицо девушки затуманилось, и Уэст нежно спросил ее:

– Что с вами, дорогая?

– Да… все эта… моя ужасная тетка…

– Не расстраивайтесь, – живо перебил девушку секретарь. – Ведь не важно, что у нее на уме. Главное – не противоречьте ей… Делайте вид, что со всем соглашаетесь.

В дверях салона появилось приятное лицо Паркера Пайна, и стоящий сзади него Мохаммед на ломаном английском провозгласил:

– Дамы и господа! Сейчас мы проходить… Посмотреть направо, перед нам храм Карнака… Я вам рассказать историю один мальчик, который хотел купить жареный козленок для своего папа…


Мистер Паркер Пайн вытер со лба пот: он только что посетил храм Дендера и считал, что прогулка на ослиной спине была не столь уж приятной. Он собирался надеть свежее белье, когда его внимание привлек конверт, лежащий на туалетном столике в его каюте. Он открыл его и прочитал:


«Дорогой сэр!

Я буду вам очень признательна, если вы откажетесь от посещения храма Абидос и останетесь на пароходе: я хотела бы посоветоваться с вами.

Уважающая вас

Ариадна Гриль».


Он улыбнулся, взял в руки листок бумаги, снял колпачок с авторучки и написал:


«Дорогая леди Гриль!

Сожалею, но должен огорчить вас: я в отпуске и не занимаюсь делами».


Он подписался и велел стюарду отнести письмо по назначению. И уже заканчивал туалет, когда принесли новое письмо. Он быстро пробежал его глазами:


«Дорогой мистер Паркер Пайн!

Я вполне понимаю ваше желание отдохнуть, готова заплатить вам за консультацию сто фунтов стерлингов, если вы ненадолго прервете свой отдых.

Уважающая вас

Ариадна Гриль».


Детектив поднял голову и в раздумье постучал авторучкой по зубам – была у него такая привычка. Он давно мечтал увидеть Абидос, но сто фунтов очень даже неплохая сумма, а это путешествие в Египет обошлось ему дороже, чем он предполагал. Поэтому, уже не колеблясь, он написал ответ:


«Дорогая леди Гриль!

Я не поеду на экскурсию в храм Абидос. Поэтому готов встретиться с вами. Преданный вам

Дж. Паркер Пайн».


Мохаммед был в отчаянии, когда детектив неожиданно отказался сойти на берег.

– Такой красивый храм! Все господа путешественники желать его видеть. Я найти вам портшез, матросы вас отнести туда!

Но Паркер Пайн отклонил и это заманчивое предложение.

Другие пассажиры сошли в положенном месте, а он остался на палубе. Мадам не заставила себя долго ждать, дверь каюты леди Гриль открылась, и она вышла, любезно сказав:

– Какая жара! Рада, что вы поступили разумно, сэр, и не сошли на берег. Не выпить ли нам в салоне чаю?

Паркер Пайн тотчас поднялся с кресла и последовал за нею. Детектив, надо признаться, был весьма заинтригован. Усевшись за столик, они поговорили о том о сем: было видно, что его клиентка не знала, с чего начать и как подступиться к сущности дела. Наконец она глухо произнесла:

– Я должна, сэр, сделать очень серьезное признание. Надеюсь, вы все понимаете?

– Конечно! – кивнул детектив в ответ.

Она замолчала, тяжело задышав. Он терпеливо ждал.

– Я хочу знать… мне кажется, мой муж, сэр Джордж Гриль, подсыпает мне что то в еду… регулярно… желая меня отравить.

Паркер Пайн не ожидал услышать ничего подобного, поэтому не в силах был скрыть удивления:

– Тяжелое обвинение, мадам!

– Я не дура и не вчера родилась на свет. С некоторых пор у меня появились подозрения. Каждый раз, когда муж ненадолго уезжает из дому, я чувствую себя прекрасно: еда не причиняет неудобств и у меня не бывает слабости. Должно же быть этому объяснение?!

– То, что вы сказали, – очень серьезно, леди Гриль. Но я не полицейский; если угодно, я более специалист по сердечным делам.

Она в нетерпении перебила его:

– Не думаете ли вы, что я неуравновешенная? Полицейский мне не нужен, потому что я способна защищаться сама. Но я хочу знать. Во мне нет злости, я всегда честно поступаю с теми, кто со мной искренен: после свадьбы я не только заплатила все долги своего мужа, но и не оставила его без средств к существованию.

Паркер Пайн не мог не посочувствовать баронету.

– Что касается малютки, – продолжала леди, – его племянницы, то я оплачиваю ее туалеты, развлечения и все, что ей только захочется купить. В ответ я прошу только одного: немного благодарности.

– О, мадам! Как говорится, насильно мил не будешь! – улыбнулся Пайн.

– Да бросьте вы! Ладно, это детали! Давайте перейдем к делу: откройте мне всю правду. Когда я буду знать…

Паркер Пайн взглянул на леди Гриль:

– И что вы, мадам, сделаете, когда узнаете ее?

Она сжала губы:

– Это уж мое дело.

Ее собеседник недолго помолчал, потом как то нерешительно произнес:

– Извините меня, леди Гриль, за то, что я вам сейчас скажу: мне кажется, вы не вполне откровенны со мной.

– Не смешно ли это, сэр? Я объяснила вам, что хочу знать всю правду…

– Да, но для чего она вам?

Их взгляды встретились. Леди Гриль первой опустила голову.

– Мне кажется, это и без слов ясно, – прошептала она.

– Нет, потому что вы что то недоговариваете. Ведь так?

– Чего же?

– Давайте, мадам, расставим все точки над i, чего вы, в конце концов, хотите: чтобы ваши подозрения оправдались или оказались ошибочными?

– Сэр! – Леди Гриль негодующе поднялась.

– И все же вы мне не ответили, мадам.

– О о о!

Ей, казалось, не хватало слов, чтобы выразить то, что ее так волнует. Поэтому, ничего не объясняя, она поспешила выйти.

Оставшись один, Паркер Пайн погрузился в раздумье и даже вздрогнул, когда какое то время спустя кто то сел напротив него. Это оказалась мисс Мак Найтон.

– Что то вы рано вернулись с прогулки, – заметил детектив.

– Я сказала, что у меня мигрень, и вернулась одна… – Она немного поколебалась и нерешительно спросила: – Вы не знаете, сэр, где леди Гриль?

– Пошла недавно к себе в комнату, думаю. Разве вы вернулись не из за нее?

– Нет, сэр, я хотела поговорить с вами.

Паркер Пайн был очень удивлен таким ответом. Он считал, что сиделка леди Гриль принадлежала к тому типу людей, которые без посторонней помощи разрешают свои жизненные затруднения.

Однако мисс Мак Найтон добавила:

– С тех пор как мы на борту этого парохода, я, с вашего позволения, сэр, приглядываюсь к вам. Мне кажется, что у вас большой жизненный опыт и великолепные способности логически мыслить. Поэтому мне так нужен ваш совет!

– Однако, думаю, мэм, вы не из тех женщин, которые нуждаются в чьих либо советах: вы привыкли полагаться только на саму себя.

– Вообще то да, вы правы. Но тут особый случай… – Мисс Мак Найтон снова замялась. – Я никогда не говорю о больных, за которыми ухаживаю, но сейчас считаю себя обязанной это сделать… Видите ли, сэр, когда я уезжала из Англии с леди Гриль, все было очень просто: моя клиентка чувствовала себя превосходно, но, как случается нередко, лишнее свободное время и деньги выбивают ее из колеи. Если бы ей нужно было ежедневно мыть полы или ухаживать за пятерыми ребятишками, она была бы куда здоровее и счастливее.

Паркер Пайн согласно кивнул.

– В больницы нередко попадает множество людей, воображающих себя нездоровыми. И леди Гриль находит удовольствие в жалобах на постоянное недомогание. Моя роль сиделки, вы понимаете… не перечить ее причудам, поступать тактично и… радоваться путешествию.

– Вы рассуждаете, мисс, очень разумно.

– Да… но в последнее время все очень изменилось: сейчас страдания леди Гриль вполне реальны.

– Что вы хотите этим сказать?

– Я начинаю думать, что ее кто то систематически… травит.

– И давно вы это заметили?

– Примерно три недели назад.

– Вы конкретно кого нибудь подозреваете?

Мисс Мак Найтон опустила глаза, и ее голосу, почувствовал детектив, явно не хватало убедительности, когда она ответила:

– Нет. Никого.

– А я, напротив, полагаю, что вы подозреваете сэра Джорджа Гриля.

– Нет, нет! Я не могу подозревать его! Это такой тихий, безобидный человек. Невозможно и представить его в роли хладнокровного отравителя!

– Однако вы ведь заметили, что, когда он отсутствует, его жена чувствует себя лучше и ее страдания возобновляются с его возвращением?

Сиделка ничего не ответила.

– Как по вашему, мисс, о каком яде идет речь? Мышьяке?

– Наверное. Или сурьме.

– Какие меры предосторожности вы принимаете как человек, ухаживающий за мадам?

– Я стараюсь, насколько это доступно, проверять пищу и питье леди Гриль.

Детектив одобрительно кивнул и спросил:

– Как вы думаете, леди Гриль подозревает что нибудь?

– О, конечно нет!

– Увы, мисс, вы ошибаетесь: леди Гриль подозревает, что с ней происходит что то неладное.

Мисс Мак Найтон была в высшей степени удивлена услышанным, а Паркер Пайн продолжал:

– Она переживает это все в одиночестве, однако никому не открывает своей тайны, потому что уверена – никому нельзя доверять.

– Очень удивлена, сэр…

– Я хочу задать вам последний вопрос, мисс Мак Найтон: вы нравитесь леди Гриль?

– Я ее никогда не спрашивала об этом.

Их беседу прервал улыбающийся капитан Мохаммед:

– Дама знать, что вы вернуться, и просит вас! Она говорит: «Почему вы не прийти к ней?»

Элси Мак Найтон поспешно встала. Паркер Пайн последовал ее примеру и прошептал:

– Не следует ли нам продолжить наш разговор завтра утром, и пораньше?

– Да, обязательно, сэр. Леди Гриль встает довольно поздно. Теперь я буду вдвойне внимательна к ней.

– Думаю, что и она тоже будет осторожнее.

Паркер Пайн увиделся с леди Гриль только перед обедом. Она сидела в салоне, курила и жгла на спиртовке какое то письмо. На Паркера Пайна она не обратила никакого внимания, из чего он заключил, что она явно не в духе.

После обеда детектив составил партию в бридж сэру Джорджу, его секретарю и племяннице. За игрой все казались слегка рассеянными, так что партия быстро закончилась.


Посреди ночи Паркер Пайн был внезапно разбужен голосом Мохаммеда.

– Старый дама очень больна! Сиделка боится! Я пытаться позвать доктора…

Детектив поспешно оделся и пошел в каюту леди Гриль вместе с Бэвилом Уэстом, с которым столкнулся около двери в нее. Сэр Джордж и Памела были уже там. Элси Мак Найтон в отчаянии металась возле постели больной. Едва Паркер Пайн вошел, как у бедной женщины начались сильнейшие конвульсии, ее тело корчилось в муках, голова то поднималась, то падала обратно на подушки.

Детектив мягко, но решительно вывел Памелу из каюты.

– Это ужасно! – Девушка задыхалась. – Неужели она уме…

– Умерла? Да, думаю, что все кончено.

Он вверил Памелу заботам Бэвила. Сэр Джордж остановился в дверях и с искаженным страданием лицом бормотал:

– Я никогда не думал, что она и в самом деле больна… Никогда!..

Паркер Пайн молча отстранил его и вошел в каюту. Элси Мак Найтон была мертвенно бледна. Она спросила, посмотрев на детектива:

– Вызвали врача, сэр?

– Да. Как вы полагаете, это стрихнин?

– Определенно. Эти конвульсии не оставляют никакого сомнения. Ох, невозможно поверить!

Сиделка, рыдая, упала на стул. Паркер Пайн похлопал ее по плечу. Внезапно его пронзила острая мысль. Он почти выбежал из каюты и направился в салон. Несгоревший клочок бумаги еще лежал в пепельнице на столе, где еще совсем недавно сидела леди Гриль, и можно было прочесть несколько слов, уцелевших от огня:


«…тку грез. Сожгите!»


– Это становится крайне интересным! – пробормотал детектив.

Паркер Пайн сидел в кабинете высокого полицейского чиновника Каира, и после долгого раздумья он задумчиво спросил:

– Так у вас есть доказательства?

– Да, достаточно объективные. Этот человек явный дурак!

– Я не считаю сэра Джорджа светочем мудрости, однако…

– Вот именно! Итак, еще раз все по порядку. Леди Гриль попросила чашку бульона, сиделка принесла его, но леди потребовала, чтобы туда добавили еще и бренди. Ее муж, сэр Джордж, пошел за бутылкой, а через два часа леди Гриль скончалась со всеми признаками отравления стрихнином. Один пакетик этого яда находят в каюте сэра Джорджа, другой – в кармане его смокинга.

– Достаточно доказательные улики! – воскликнул Паркер Пайн. – Откуда же взялся яд?

– Тут нет сомнения: сиделка держала его у себя на случай, если у леди Гриль случится сердечный приступ… Однако она сама себе противоречит: сначала говорила, что ее запас не тронут, а затем – что из него что то было взято…

– Это не в ее характере!

– По моему, эти оба, сэр Джордж и она, соучастники преступления, потому что питают друг к другу весьма нежные чувства.

– Возможно, но если бы мисс Мак Найтон хотела совершить преступление, она действовала бы более ловко, потому что у нее большой опыт в уходе за больными.

– Ну, в конце концов, Пайн, это мое личное мнение. Сэру Джорджу в любом случае не отвертеться.

– Ладно, – махнул рукой детектив, – я посмотрю, что можно еще тут разузнать.

И он перешел к допросу молодой племянницы сэра Джорджа. Та, однако, сильно побледнела и возмутилась:

– Дядя не мог сделать ничего подобного!

– Тогда кто же? Как вы думаете?

– Знаете… думаю, тетя сама наложила на себя руки. Она была очень странной в последнее время и представляла себе всякие небылицы…

– Какие же, например?

– Ну, например, что Бэвил в нее влюблен… тогда как мы с ним помолвлены!

– Я угадал это с самого начала! – улыбнулся Паркер Пайн.

– Это являлось плодом ее воображения. Думаю, она рассердилась на моего бедного дядю и выдумала всю эту историю об отравлении, рассказала ее вам, мистер Паркер, потом подложила стрихнин в его каюту и в карман, а сама его приняла! Вполне правдоподобная версия. Не так ли?

– Да, однако не думаю, что леди Гриль могла это сделать… это не в ее характере!

– Но ее идея? Она подозревала…

– А теперь мне хотелось бы поговорить с мистером Уэстом.

Молодой человек оказался в своей каюте и охотно отвечал на все вопросы Паркера Пайна.

– Не хочу выглядеть пижоном, но, поверьте, леди Гриль – она была от меня без ума. Поэтому я и не осмеливался признаться ей, что давно люблю Памелу: она тотчас же заставила бы сэра Джорджа выгнать меня вон.

– Значит, вы полагаете, что леди Гриль узнала правду?

– Возможно, что и так.

– Нет… полагаю, существует и другая версия. – Паркер Пайн подумал с минуту: – Исповедь будет предпочтительнее, сэр Уэст! Вы изложите все здесь. – И он протянул секретарю ручку и лист бумаги.

Бэвил ошеломленно поглядел на него:

– Что вы этим хотите сказать?

– Только то, мой бедный мальчик, что я знаю все, – сказал детектив почти отеческим тоном. – Вы ухаживали за старой дамой, а потом влюбились в ее красивую, но бедную племянницу. И вы составили с ней план: медленно отравить пожилую леди, и симптомы отравления примут за приступы гастроэнтерита. Иначе говоря, обвинят мужа, так как вы были достаточно ловки, чтобы совместить совпадение этих болезненных симптомов с его присутствием… Потом вы узнали, что у бедной женщины появились подозрения и что она говорила о них со мной. Необходимо было торопиться! Вы похитили стрихнин из запасов мисс Мак Найтон, подложили яд в каюту сэра Джорджа и его карман, затем насыпали смертельную дозу в облатку и послали леди Гриль с письмом, в котором предлагали принять ей «таблетку грез»… Весьма романтическая идея! И леди примет эту таблетку, когда сиделка выйдет из ее каюты и не будет свидетелей… Но вы совершили одну ошибку, мой мальчик! Бесполезно просить женщину сжигать некоторые письма: она никогда этого не сделает! Все эти очаровательные письма теперь у меня, включая и то, в котором вы говорите о «таблетке грез»…

Лицо Бэвила Уэста позеленело, и он стал похож на крысу в ловушке.

– Проклятье! – процедил он сквозь зубы. – Вы, значит, в курсе всего, проклятая ищейка?!

Детективу Паркеру Пайну удалось избежать нападения только благодаря свидетелям, которые стояли за неплотно прикрытыми дверями.

И вот детектив снова совещается со своим другом, высоким чиновником в Каире.

– У меня не было и малейшего доказательства, кроме полусожженного обрывка письма леди Гриль. Но мне хватило и его, чтобы прийти к определенному выводу и преподнести этому негодяю. И представьте, это сработало! Леди Гриль сожгла все его письма, но он то этого не знал. Странная была женщина! Когда она впервые заговорила со мной, я был весьма заинтригован. В сущности, леди хотела заставить меня сказать уже тогда, что ее травит муж, потому что собиралась оставить его и уехать с молодым Уэстом! Но она хотела, чтобы все выглядело честь по чести. Любопытная натура, скажу я вам!

– Бедная девушка, племянница сэра Джорджа, будет страдать, – вздохнул чиновник.

– Утешится, – холодно успокоил его Паркер Пайн, – она еще очень молода, но мне хочется, чтобы сэр Джордж тоже испытал немного счастья, пока не поздно. Десять лет с ним обращались как с последним нищим! Теперь, надеюсь, Элси Мак Найтон круто изменит его жизнь. – Детектив улыбнулся и добавил: – Я хочу поехать в Грецию инкогнито. Нужно же мне, в конце концов, по настоящему несколько дней отдохнуть!

Похожие:

Агата Кристи Смерть на Ниле (рассказ) iconАгата Кристи Железное алиби Кристи Агата Железное алиби
...
Агата Кристи Смерть на Ниле (рассказ) iconАгата Кристи Визит мрачного незнакомца Кристи Агата Визит мрачного незнакомца
Скоро ужин, – утешила его Таппенс, зевая в ответ. В «Международном детективном агентстве» царил застой. Долгожданное письмо от торговца...
Агата Кристи Смерть на Ниле (рассказ) iconАгата Кристи Убийство в Восточном экспрессе
Даже если подозреваемых слишком много, а мотивы преступления неясны, гениальный сыщик Эркюль Пуаро найдет правильный путь в лабиринте...
Агата Кристи Смерть на Ниле (рассказ) iconАгата Кристи Агент "Н" или "М" Томми и Таппенс Бересфорд 3
В передней Томми Бирсфорд разделся, аккуратно, не спеша, водрузил пальто на вешалку и все так же неторопливо повесил шляпу на соседний...
Агата Кристи Смерть на Ниле (рассказ) iconСочинение(эссе) ученика 6-3 класса Вахаева Егора
Отечества, которому будет доверена судьба Российской империи. Но не одними главнокомандующими вершится история. Она создается силою...
Агата Кристи Смерть на Ниле (рассказ) iconКонкурс исследовательских и творческих работ школьников «Шаг в науку»
Рассказ Михаила Афанасьевича Булгакова «Морфий»- рассказ предостережение нам, людям XXI века
Агата Кристи Смерть на Ниле (рассказ) iconА. Д. Степанов Проблемы коммуникации у Чехова
«Случай из практики» – рассказ открытия или рассказ прозрения? // Чеховские дни в Ялте. Чехов в меняющемся мире. М.: Наука, 1993....
Агата Кристи Смерть на Ниле (рассказ) iconЗлатокудрый бог света, бог-врачеватель, предводитель и покровитель
Приносил естественную смерть мужчинам. Одновременно был богом стреловержцем, насылающим смерть и болезни. Среди его жертв сатир Марсий,...
Агата Кристи Смерть на Ниле (рассказ) iconПатрик Дж Бьюкенен Смерть Запада Бьюкенен Патрик Дж Смерть Запада
Что-то словно щелкнуло у нее в сознании, она смягчилась, улыбнулась и рассказала историю о своем дедушке, который присутствовал в...
Агата Кристи Смерть на Ниле (рассказ) iconРоберт Уилсон Смерть в Лиссабоне Роберт Уилсон Смерть в Лиссабоне Посвящается Джейн и моей матери
Я благодарю Майкла Биберстайна за исправление моих погрешностей в немецком и Анну Нобре де Гужман за проверку португальских реалий....
Разместите кнопку на своём сайте:
kaz.docdat.com


База данных защищена авторским правом ©kaz.docdat.com 2013
обратиться к администрации
kaz.docdat.com
Главная страница