Модернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе)




Скачать 230.96 Kb.
НазваниеМодернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе)
АНУРОВА Ольга Михайловна
Дата конвертации21.02.2016
Размер230.96 Kb.
ТипАвтореферат


На правах рукописи


АНУРОВА Ольга Михайловна


МОДЕРНИЗИРУЮЩИЙ ТЕКСТ КАК ОБЪЕКТ МЕЖЪЯЗЫКОВОЙ ПЕРЕДАЧИ

(на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе)


Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Москва – 2011


Работа выполнена на кафедре теории языка и англистики

лингвистического факультета

Института лингвистики и межкультурной коммуникации

Московского государственного областного университета


Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Георгий Теймуразович Хухуни


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Виктория Владимировна Ощепкова


кандидат филологических наук, доцент

Анна Александровна Осипова


Ведущая организация: Северо-Восточный государственный

университет


Защита диссертации состоится «17» июня 2011 г. в 1130 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.04 при Московском государственном областном университете по адресу: 105082, г. Москва, Переведеновский переулок, д. 5/7.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10 а.


Автореферат разослан «___» ____________ 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Марина Вячеславовна Фролова


Общая характеристика работы

Настоящая диссертационная работа посвящена изучению проблемы, связанной с межъязыковой передачей так называемых модернизирующих текстов. Под ними понимаются произведения на историческую (или квазиисторическую) тематику, авторы которых сознательно «осовременивают» прошлое, в том числе – путем использования соответствующей лексики.

Как известно, вопрос о стилистической позиции и стратегии переводчика, работающего с текстами, написанными языком какой-либо отдаленной эпохи, в теории перевода разработан весьма основательно. Различные аспекты этой темы отражены в работах И. Левого [Левый, 1967], А. Поповича [Попович, 1980], Б. Хохела [Хохел, 1988], В.С. Виноградова [Виноградов, 2001], К.И. Таунзенд [Таунзенд, 2004] и др. Но все же есть одна сторона вопроса, которой указанные авторы касаются лишь вскользь либо вообще не затрагивают, поскольку их исследования посвящены в основном переводу произведений, время создания которых отдалено от нашего времени исторической дистанцией. В терминологии В.С. Виноградова они относятся к изучению того, что ученый определяет как «диахронический художественный перевод» [Виноградов, 1997, с. 55].

Однако не меньший интерес представляет исследование таких художественных текстов, которые посвящены прошлому, но рассматривают его – иногда подчеркнуто – как своего рода «ретроспективную современность», и где историческая стилизация сочетается с подчас заостренной модернизацией. Касаясь данного вопроса, переводоведы, как правило, ограничиваются отдельными замечаниями (порой чисто технического характера). Между тем, перевод текстов подобного рода требует серьезного теоретического осмысления.

Вышесказанным в значительной степени определяется актуальность данной темы. Как известно, произведения, в той или иной степени принадлежащие к этому жанру, получили большое распространение в литературе ХХ столетия и многие из них неоднократно переводились на разные языки, включая русский. Поэтому исследование существующих русскоязычных версий таких текстов, выявление и анализ применявшейся при их передаче переводческой стратегии и установление степени их адекватности оригиналу представляет одну из актуальных задач современного переводоведения.

Научная новизна диссертационного труда заключается в том, что предлагаемая работа представляет первое в отечественной науке исследование проблематики, связанной с особенностями межъязыковой передачи модернизирующих текстов названных авторов, и всестороннее изучение тех лексических средств, посредством которых переводчики стремятся воссоздать особенности языка и стиля оригиналов.

Объектом исследования являются романы английского писателя Р. Грейвза «Я, Клавдий» и американского писателя Торнтона Уайлдера «Мартовские Иды», признанные своего рода классикой данного жанра, и их переводы на русский язык, выполненные Г. Островской и Е. Голышевой и неоднократно переиздававшиеся в последние десятилетия. Цитаты из них приводятся в работе по следующим источникам: 1) Graves Robert “I, Claudius” [Электронный ресурс] URL: http://search-pdf-books.com/claudius-robert-graves-pdf/; 2) Wilder Thornton “The Ides of March” [Электронный ресурс] URL: http://www.pdfgeni.com/book/ides-of-march-wilder-pdf.html; 3) Грейвз Роберт «Я, Клавдий» [Электронный ресурс] URL: www.anzob.info/index.php; 4) Уайлдер Торнтон «Мартовские Иды» [Электронный ресурс] URL: www.erlib.com.

Предметом исследования служат лексико-стилистические средства, используя которые названные авторы достигают эффекта «исторической модернизации», и способы их воссоздания в существующих русских переводах. Особое внимание уделяется передаче анахронизмов и аналоцизмов, применение которых и создает, в первую очередь, указанный эффект.

Цель работы заключается в том, чтобы дать определение понятию «модернизированный оригинал», проанализировать на материале названных текстов специфику межъязыковой передачи произведений этого жанра на русский язык и тем самым способствовать выработке рекомендаций, которые облегчили бы достижение переводческой адекватности при работе с подобными текстами.

Для достижения поставленной цели решены следующие задачи:

  1. Изучена проблема историко-культурной составляющей произведений, рассматриваемых в диссертационной работе.

  2. Дано определение понятия «модернизирующий художественный текст».

  3. Исследовано явление исторической стилизации и таких ее проявлений, как архаизация и модернизация.

  4. Проанализированы реалии, представленные в названных романах, и предложена их классификация.

  5. Установлены основные лексико-стилистические средства, используемые Р. Грейвзом и Т. Уайлдером при создании «модернизированной истории», и выявлены переводческие стратегии при их передаче на русский язык.

  6. Дана оценка конкретным приемам, использованным русскими переводчиками, в аспекте их эффективности/неэффективности с точки зрения адекватности перевода.

Методологической основой исследования являются труды отечественных и зарубежных ученых в области теории перевода и межкультурной коммуникации. В работе использованы методы филологического анализа и интерпретации художественного текста, сравнительно-сопоставительного анализа оригинала и перевода, применявшегося при оценке правомерности использования тех или иных способов передачи соответствующих лексических единиц при переводе, а также метод анализа словарных дефиниций, раскрывающий семантическое окружение и особенности структуры исследуемых реалий.

Теоретическая значимость работы заключается в изучении сущности понятия модернизирующего художественного текста, установлении присущих ему специфических черт и особенностей, а также в выявлении основ переводческой стратегии при их межъязыковой передаче.

Практическая ценность исследования определяется возможностью использования содержащегося в диссертационной работе фактического материала и полученных при его анализе положений и выводов при переводе художественных произведений с английского языка на русский, преподавании ряда дисциплин филологического цикла (теория и практика перевода, интерпретация художественного текста, лексическая типология английского и русского языков), написании курсовых и дипломных работ по соответствующим дисциплинам.

На защиту выносятся следующие положения:

        1. Модернизирующий текст представляет собой своеобразную «ретроспективную историю», в которой описание реальных или мнимых событий прошлого служит способом выразить отношение автора к тем или иным волнующим его явлениям современной ему действительности.

        2. Стилистический эффект исторической модернизации достигается в значительной степени путем своеобразного сочетания собственно исторических слов-реалий, относящихся к описываемой эпохе, с анахронизмами и аналоцизмами.

        3. При межъязыковой передаче подобных лексических единиц переводческая стратегия предусматривает несколько возможностей: 1) «модернизирующая эквивалентность» – анахронизму в исходном тексте будет соответствовать анахронизм в переводе; 2) «деанахронизация» – анахронизм ИЯ будет на ПЯ передаваться либо нейтральной единицей (по принципу переводческой генерализации), либо собственно античной реалией; 3) анахронизация – при отсутствии анахронизма в оригинале он появляется в переводе. При этом следует иметь в виду, что порой рассмотренные стратегии могут совмещаться в пределах относительно небольшого речевого отрывка или даже одного предложения.

        4. При конкретном решении о передаче той или иной лексемы, представляющей собой анахронизм/аналоцизм, необходимо учитывать возможность неодинакового их восприятия первичной и вторичной аудиторией, что требует соответствующей трансформации при межъязыковой передачи.

        5. Сохранение присущей оригиналу степени модернизации при его межъязыковой передаче является одной из важнейших составляющих адекватности перевода исходному тексту.

Апробация работы: тема данного исследования является частью плана научно-исследовательской работы кафедры теории языка и англистики МГОУ. Основные положения работы обсуждались в 2009–2011 годах на заседаниях названной кафедры, были доложены на международной междисциплинарной научно-практической конференции «Понимание в коммуникации – 5 МГПУ» 16 февраля 2011 г., а также отражены в 4 опубликованных статьях.

Структура работы: данная диссертационная работа общим объемом 149 страниц состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения (глоссарии).

Основное содержание работы

Во введении обосновывается выбор темы диссертации, исходя из ее актуальности, формулируются цель и задачи исследования, определяется его объект и предмет, характеризуются материал и методы анализа, раскрывается теоретическая и практическая значимость достигнутых результатов, формулируются положения, выносимые на защиту, и излагается структура диссертации.

В первой главе «Проблема времени в переводе и временная стилизация как стилистический прием» анализируется проблема времени при межъязыковой передаче художественного текста, характеризуется сущность понятия временной стилизации, дается определение исторического романа и перевода как коммуникации.

С точки зрения переводчиков, вопрос о дистанции времени и пространства представляет собой серьезную проблему. Данный момент неразрывно связан с задачей межъязыковой передачи национального своеобразия, одним из существенных компонентов которой признается сохранение хронологической перспективы.

В.С. Виноградов в этом отношении особо подчеркивает, что «эквивалентность оригинала и  перевода  – это, прежде всего, общность понимания содержащейся в тексте информации, включая и ту, которая воздействует не только на разум, но и на чувства  реципиента  и которая не только эксплицитно выражена в тексте, но и имплицитно отнесена к подтексту» [Виноградов, 1997, с. 54].

Рассматриваются также особенности исторического перевода и историческая стилизация в переводе, так как понятие «историческая стилизация» не часто встречается в исследованиях теоретиков перевода. Одни из них говорят о передаче национального и исторического колорита (А. Федоров, С. Флорин, К.И. Чуковский), другие – об отражении времени культуры в тексте перевода (А. Попович, Б. Хохел). Выдающийся теоретик перевода И. Левый отмечал, что «современная теория перевода настойчиво подчеркивает необходимость сохранения исторической специфики оригинала» [Левый, 1974, с. 123].

В работе отмечается, что основными принципами исторической стилизации традиционно считается архаизация и модернизация.

Архаизацию в переводе принято определять как языковую обработку текста с целью подчеркнуть дистанцию времени и приблизить восприятие читателя перевода к тому, которое свойственно современному читателю оригинала. Модернизация – языковая обработка, чьей задачей является оказать на читателя то впечатление, которое оригинал оказывал на первоначального получателя.

В целом в отечественной и западной теории отмечается стремление к совмещению архаизирующего и модернизирующего принципов при переводе текстов с исторической составляющей. Однако в теории и практике перевода англоязычных стран отмечается некоторое пренебрежение архаизацией и убежденность в том, что переводы периодически должны заменяться новейшими, отвечающими духу времени и общему направлению литературного развития.

На основе фактора временной дистанции для текстов с историческим компонентом была предложена их соответствующая типология. Отмечается необходимость различать перевод текстов, написанных в отдаленную эпоху, и текстов с авторской стилизацией, а также понятия модернизированного перевода и модернизированного оригинала.

Вторая глава носит название «Реалии в модернизирующем тексте: проблемы классификации и межъязыковой передачи». В ней отмечается, что одним из важнейших средств модернизации является использование слов-реалий, не соответствующих эпохе. При этом следует иметь в виду, что последние могут принадлежать к самым различным сферам общественной и частной жизни, быта и т.п., что делает вопрос об их межъязыковой передаче весьма актуальным для данного типа текстов.

Проблематикой, связанной со спецификой слов-реалий и различными аспектами их межъязыковой передачи, занимались многие отечественные и зарубежные переводоведы: Е.М. Верещагин, С. Влахов и С. Флорин, В.Г. Костомаров, Л.Л. Нелюбин, Г.Д. Томахин, А.В. Федоров и многие другие.

Основной проблемой для переводчика является выбор приема передачи реалии. Методика выбора при переводе реалий требует ответа, в первую очередь, на вопрос: транскрибировать или переводить? Какой из двух путей приведет к лучшему восприятию текста и его колорита, позволит наиболее полно и ненавязчиво раскрыть значение реалии, сведя до минимума потери и обеспечив максимальные возможности их компенсации.

Выбор пути зависит от нескольких предпосылок:

  • от характера текста;

  • от значимости реалии в контексте;

  • от характера самой реалии, ее места в лексических системах иностранного языка и языка перевода;

  • от самих языков, их словообразовательных возможностей, литературной и языковой традиции;

  • от читателя перевода (по сравнению с читателем подлинника).

Таким образом, переводчик должен обладать обширными фоновыми знаниями и понимать, как будет восприниматься та или иная реалия как читателем оригинала, так и читателем перевода, каково ее коннотативное значение, и должен уметь подобрать именно тот вариант перевода, который соответствует адекватному перевыражению реалии.

Во второй главе мы также рассматриваем приемы передачи реалий при переводе.

  1. Как неоднократно указывалось в трудах, посвященных проблемам переводоведения, перевод является «уникальной сферой речевой деятельности, где соприкасаются друг с другом не только разные языки, но и разные культуры, а порой и разные цивилизации» [Швейцер, 1988, с. 3]. Среди приемов передачи традиционно выделяются: транскрипция (передача реалии с максимально возможным отражением графическими средствами ПЯ фонетической формы (звучания) соответствующей реалии) и транслитерация, представляющая собой воспроизведение графики иноязычного слова при помощи букв алфавита ПЯ. Естественно, последняя может применяться в том случае, когда ИЯ и ПЯ пользуются разными графическими системами.

2. Перевод (замена).

1) Неологизм (создание нового слова):

а) калька (заимствование путем покомпонентного перевода, т.е. передачи по частям слова или словосочетания);

б) полукалька (частичные заимствования, состоящие частью из своего собственного материала, а частью из материала иноязычного слова);

в) освоение, под которым обычно понимают придание реалии облика, привычного для ПЯ;

г) семантический неологизм – «слово или словосочетание, «сочиненное» переводчиком и позволяющее передать смысловое содержание реалий» [Влахов, Флорин, 1986, с. 100].

2) Замена реалии реалией;

3) Приблизительный перевод:

а) Родовидовая замена, представляющая собой приблизительную передачу содержания реалий лексической единицей с более широким значением. В переводоведении для обозначения этого приема используют также термин «гипонимический перевод». В принципе возможен и противоположный способ родовидовой замены (гиперонимический перевод), сфера применения которого, однако, более ограничена.

б) Функциональный аналог, понимаемый как элемент конечного высказывания, вызывающий сходную реакцию у читателя.

в) Описание, объяснение, толкование, при котором подлежащее репрезентации на ПЯ понятие, по тем или причинам не воспроизводимое посредством транскрипции, передается описательно. Как отмечают С. Влахов и С. Флорин, «этот тип перевода довольно близко подходит к родо-видовым заменам… Различие, по-видимому, следует искать в большей или меньшей степени удаленности видового от родового…» [Влахов, Флорин, 1986, с. 16].

4) Контекстуальный перевод, при котором наблюдается отсутствие словарного соответствия переводимой лексической единице, которая передается при помощи словесного окружения (контекста), в котором оно выступает.

Указанная классификация способов межъязыковой передачи, естественно, в основном применима и к нашему материалу. Проанализировав перевод реалий в романе «Я, Клавдий» Роберта Грейвза и «Мартовские Иды» Тортона Уайлдера, можно дополнить эту классификацию еще несколькими приемами, такими как деанахронизация (передача анахронизма нейтральной языковой единицей), компенсационная замена (перевод языковой единицы анахронизмом) и прием опущения анахронизмов.

Третья глава носит название «Анахронизмы в исходном и переводном тексте: приемы и способы передачи». В ней указывается, что поскольку основным приемом авторской модернизации при создании исходного текста является использование в нем различного рода реалий-анахронизмов, то вопрос о выборе переводческой стратегии при их передаче на ПЯ (сохранение – нейтрализация – внесение анахронизма, отсутствующего в тексте на ИЯ – опущение авторского анахронизма) оказывается тесно связанным со способами репрезентации реалий в тексте перевода. Поскольку квалификация той или иной лексемы как анахронизма требует соответствующих фоновых знаний, относящихся к описываемой эпохе, анализ фактического материала в диссертационном исследовании в необходимых случаях сопровождается привлечением информации лингвокультурного характера. Конкретно можно говорить о следующих использованных переводчиками способах передачи:

  1. Транскрипция и транслитерация. Несмотря на отмеченное различие между двумя названными принципами, между ними имеется одна общая черта, существенно важная по отношению к исследуемому нами материалу. И в том и в другом случае налицо сохранение лексемы, имеющейся в исходном тексте. Таким образом, выбирая названные приемы при передаче анахронизмов, переводчики практически всегда сохраняют их в тексте на ПЯ.

This was the old temple, built of timber and sods which sixteen years later Tiberius replaced, at his own expense, with a magnificent marble structure, the interior painted and gilded and furnished as sumptuously as a rich nobleman’s boudoir [Graves]. – Это был старый храм, сделанный из бревен и дерна, и шестнадцать лет спустя Тиберий построил на его месте за свой счет великолепное мраморное здание, раскрашенное и позолоченное изнутри и обставленное с такой роскошью, словно это был будуар богатой патрицианки [Грейвз].

It will be the Egyptian ragout of sea food [Wilder]. – Это будет Египетское рагу из морских продуктов [Уайлдер].

2. Перевод. Хотя понятие «перевод реалии» характеризуется некоторой оксюморонностью, оно широко применяется в специальной литературе, подразделяясь на несколько видов, среди которых выделяются следующие:

1) Калька

Кальки – «заимствование путем буквального пе­ревода (обычно по частям) слова или оборота» [Ахманова, 1966, с. 354] – позволяют перенести в ПЯ реалию при максимально полном сохранении семантики. Как правило, кальки бывают словосочетаниями, редко словами.

The colonel went straight to Gemellus’s room and struck his head off [Graves]. – Полковник пошел в комнату Гемелла и отрубил мечом ему голову [Грейвз].

Для начала хотелось бы отметить, что термин «полковник» (от слова полк – возглавляющий полк, сродни тысячник) – должность, чин, воинское звание офицерского или командного (начальствующего) состава в вооруженных силах и других «силовых» ведомствах большинства стран мира. С XVI века термин «полковник» использовался в России как наименование лиц, командовавших полками. Автор исходного текста использует данную лексему, скорее всего, для обозначения трибуна легиона, статус которого в римской армии примерно соответствовал позднейшему полковнику, т.е. в данном случае налицо модернизирующий эквивалент.

Next month torture will be removed from the penal code [Wilder]. – В будущем месяце из уголовного кодекса будет изъята пытка [Уайлдер].

В оригинале наличествует модернизированная реалия, которой соответствует такой же модернизированный эквивалент в переводе. Впервые слово «уголовный» в русском языке появляется только в 1845 году в словосочетании «наказания уголовные и исправительные», позже появится «уголовное уложение» и «уголовное законодательство» и только в 1922 году впервые начинает применяться словосочетание «уголовный кодекс». Что касается Древнего Рима, то там речь может идти о различных законах, охватываемых понятием римского права, нарушение которых влекло за собой ответственность, обозначавшуюся латинским слово «sanctio». 

2) Полукалька

Полукальки – новые слова или слово­сочетания, но состоящие частью из своего собствен­ного материала, а частью из материала иноязычного слова.

Source material dealing with Caesar is rich but often enigmatic and distorted by political bias [Wilder]. – Источники, свидетельствующие о Цезаре – богаты, но часто туманны и искажены политическими пристрастиями [Уайлдер].

…when the contingent assembled it happened that the tax-collector was making his annual visit to those parts and exacting from the province not more than the sum fixed by Augustus, but more than it could easily pay [Graves]. – Но когда рекруты были собраны вместе, то случилось так, что туда прибыл, как и каждый год, сборщик налогов и стал взыскивать с провинции сумму, хоть и не больше той, которую назначал Август, однако больше той, которую Далмация могла заплатить [Грейвз].

3) Замена реалии реалией языка перевода как способ перевода используется относительно редко, поскольку приводит к подмене колорита первообраза колоритом языка перевода, что крайне нежелательно. Вместе с тем применительно к произведениям того типа, который рассматривается в нашей работе, могут наблюдаться случаи, когда, описывая античную действительность, автор исходного текста использует реалии, привычные для своего читателя, т.е. заменяет древнеримский колорит британским/американским.

In them I am to the world what a mayor is to the village [Wilder]. – Тут я делаю для мира то, что староста для своей деревни [Уайлдер].

Практически все англо-русские словари содержат в качестве эквивалента слова mayor лексему «мэр». В период, когда создавался перевод, слово «мэр» рассматривалось как экзотизм – ср. содержащееся в ранних изданиях словаря С.И. Ожегова толкование – «глава муниципалитета в некоторых буржуазных странах» [Ожегов, 1953, с. 325]. Вероятно, это и побудило Е. Голышеву заменить его более привычным для русского читателя словом «староста». Впрочем, хотя за последнее двадцатилетие «мэр» перестал восприниматься как явление чуждой нам действительности, словосочетание «деревенский/сельский мэр» вряд ли можно признать допустимым с точки зрения русского языка.

4) Приблизительный перевод реалий применяется, судя по собранному нами материалу, чаще, чем любой другой прием. Обычно этим путем удается, хотя часто и не очень точно, передать предметное содержание реалии, но колорит почти всегда теряется, так как происходит замена наличествующего в оригинале коннотативного эквивалента нейтральным по стилю, т.е. словом или сочетанием с нулевой коннотацией. Возможны несколько случаев.

а) Родо-видовое и видо-родовое соответствие (генерализация и конкретизация).

Рассмотрим пример из романа Тортона Уайлдера «Мартовские Иды».

Gaius Valerius Catullus, son of Gaius, grandson of Titus: gentleman from the region of Verona [Wilder]. – Гай Валерий Катулл, сын Гая, внук Тита, патриций из области Вероны [Уайлдер].

В данном случае помимо видо-родовой замены, использованной в переводе, присутствует яркий пример деанахронизации, и модернизация «gentleman» заменена собственно античной реалией «патриций».

Finally surgeon drew back… [Wilder]. – Наконец врач отошел… [Уайлдер].

В переводе с английского «surgeon» – хирург, военный или военно-морской врач; офицер медицинской службы; корабельный врач. В переводе же мы видим лексему с родовым значением «врач».

King of the Banquet [Wilder]. – Владыка Пира [Уайлдер].

Лексема «banquet» для русского языка является модернизацией. В российских письменных источниках она впервые появляется в 1675 году. До этого использовалось слово «пир». Слово «банкет» заимствовано из немецкого Bankett, из итальянского banchetto или французского и английского banquet.

Переводчица также использовала эту нейтральную лексему «пир», которая не имеет привязки к определенной эпохе.

Аналогичным образом поступила и другая переводчица Г. Островская, когда также столкнулась с модернизированной лексемой «banquet» в романе Р. Грейвза «Я, Клавдий».

He temporarily banished all but householders, and their families to country district not nearer than hundred miles from the City, appointing a rationing-board composed of ex-Consuls, and prohibited public banquets even on his own birthday [Graves]. – Он временно выслал из Рима в сельские местности – не менее, чем за сто миль от города, всех его обитателей, кроме домовладельцев и их семей, назначил продовольственный совет из экс-консулов для распределения зерна и запретил публичные пиршества, даже в свой собственный день рождения [Грейвз].

б) Функциональным аналогом А.Д. Швейцер [Швейцер, 1973, с. 251] называет «элемент конечного высказывания, вызывающего сходную реакцию у русского читателя». В качестве примера можно привести следующие предложения:

Well, I found Livilla waiting for me in her dressing-gown, with her hair down and looking infernally beautiful [Graves]. – Ливилла ждала меня: в пеньюаре, с распущенными волосами, она была необыкновенно хороша [Грейвз].

Здесь модернизированной лексеме оригинала соответствует модернизированный эквивалент в переводе. Если использовать деанахронизацию, то возможны функциональные аналоги «стола» или «туника», которые являются античными реалиями. Именно этим приемом воспользовалась переводчица в другом случае:

He felt extremes of heat and cold severely and in the winter wore no less than four coats besides a very thick gown and a long waistcoat [Graves]. – Он плохо переносил сильную жару и сильный холод и зимой, помимо очень плотной тоги, надевал четыре туники и шерстяной жилет [Грейвз].

И лексема «тога», и лексема «туника» – это античные реалии, являющиеся функциональными аналогами английских реалий «coat» и «gown».

5) Особо выделяются так называемые лексико-грамматические трансформации, с помощью которых преобразуется и лексика, и синтаксические структуры оригинала. Наиболее распространенными лексико-грамматическими трансформациями являются прием антонимического перевода, прием описательного перевода и прием компенсации:

а) Антонимический перевод:

You have no career, you are nothing [Wilder]. – Ты ничего не достигнешь и останешься никем [Уайлдер].

Здесь мы видим лексико-грамматическую трансформацию, к тому же модернизация «career» отсутствует в переводе.

б) Описание, объяснение, толкование:

С помощью описательного перевода переводчик передает следующую реалию.

The conspiratorial chain-letters directed against Caesar were suggested by the events of our own times [Wilder]. – История с подметными письмами против Цезаря, которые передавались по цепочке, была подсказана автору событиями наших дней [Уайлдер].

В данном случае описательный перевод передает значение словосочетания. Chain-letter переводится на русский язык как «письмо счастья». Чтобы читателю была понятна эта реалия, автор дал ее объяснение.

в) Контекстуальный перевод:

Этот прием использовался иногда для передачи общественно-политических реалий. В данных случаях коннотативное значение языковых единиц сохраняется, а колорит утрачивается. В целом контекстуальный перевод применялся эффективно.

…to Madam President of the College of the Vestal Virgins, etc., etc. [Wilder]. – …госпоже верховной жрице коллегии девственных весталок [Уайлдер].

Здесь по контексту невозможно перевести лексему «Madam President» с помощью калькирования как «госпожа президент», так как это придало бы некую сатирическую окраску, чего не хотел автор. Поэтому переводчица использует контекстуальный перевод и вместо «президент» пишет «верховная жрица», используя деанахронизацию и собственно античную реалию.

г) Компенсационная замена:

Прием замены языковой единицы является самым распространенным, главным образом, при передаче фразеологических единиц. Причем здесь могут наблюдаться (правда, достаточно редко) и случаи явно ненамеренной анахронизации, когда русская фразеологическая единица содержит компоненты, не соответствующие эпохе, к которой относится текст. Приведем в этой связи пример из романа Р. Грейвза.

Here are ten gold pieces of my own and I am glad to pay them [Graves]. – Вот тебе десять золотых из моего кармана, я рад их отдать [Грейвз].

Как специально отмечалось в русско-латинском словаре В. Мусселиуса, римляне вообще «не имели карманов, а что надо было, клали в складку, которую тога образовывала на груди» [Мусселиус, 1891, с. 143].

Опущение реалий применялось редко. Не были переведены некоторые общественно-политические и военные реалии, а также обращения. Опущения реалий в нижеприведенном примере не было существенным. По всей видимости, переводчик не хотел загромождать текст ненужными обращениями или выражениями, которые можно было понять из контекста.

The Lady Clodia Pulcher, from her villa at Baiae on the Bay of Naple… [Wilder]. – Клодия Пульхра из своей виллы в Байях на берегу Неаполитанского залива весталок [Уайлдер].

Подводя итог представленному в реферируемой главе рассмотрению способов передачи реалий в произведениях Р. Грейвза и Т. Уайлдера, можно констатировать, что в целом использованные переводчиками (Г. Островской и Е. Голышевой) приемы и способы можно признать соответствующими требованиям переводческой адекватности, хотя в некоторых случаях (особенно при замене реалии или контекстуальном переводе может наблюдаться определенная утрата или изменение колорита оригинала). Наиболее часто в анализируемом материале наблюдается явление модернизирующей эквивалентности, т.е. анахронизму/аналоцизму в тексте на ИЯ соответствует аналогичная (хотя не всегда идентичная) единица на ПЯ. Деанахронизация встречается реже и в большинстве случаев вызвана объективными причинами. Еще реже имеет место анахронизация, т.е. внесение анахронизма/аналоцизма, отсутствующего в оригинале, что представляется не вполне целесообразным.

В заключении обобщаются результаты исследования и содержатся основные выводы по работе.

Библиография включает перечень трудов отечественных и зарубежных авторов, использованных в диссертации, список художественных произведений, послуживших материалом для исследования, а также список словарей и электронных ресурсов.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Анурова О.М. Модернизация как переводческая проблема // Вестник МГОУ. Сер.: Линвистика. – М.: Изд-во МГОУ, 2010. № 3 . – С. 7–11.

2. Хухуни Г.Т., Анурова О.М. Лексические модернизмы в оригинале и переводе // Вестник МГОУ. Сер.: Лингвистика. – М.: Изд-во МГОУ, 2010. № 6. – С. 94–99.

3. Анурова О.М. О понятии модернизирующего текста // Проблемы лингвистики и межкультурной коммуникации. – М.: Изд-во МГОУ, 2011. – № 10. – С. 19–25.

4. Анурова О.М. Историческая модернизация в оригинале и переводе // Проблемы теории языка и переводоведения. – М.: Изд-во МГОУ, 2011. – № 37. – С. 6–11.


Похожие:

Модернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе) iconСубстандартная метафора как гипертекст в художественной литературе
Работа выполнена на кафедре английской филологии фгбоу впо «Тверской государственный университет»
Модернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе) iconВариантная флексия атрибутивного прилагательного на материале немецкой художественной литературы XVIII-XX вв.
Работа выполнена на кафедре немецкого языка фгбоу впо «Тверской государственный университет»
Модернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе) iconПрежде чем мы начнем передачу, я хотел бы сказать, что такое передача и как работать с передачей. Принцип передачи в Учении для нас очень важен, и когда мы
Принцип передачи в Учении для нас очень важен, и когда мы обучаемся, я постоянно подчеркиваю: держите в чистоте линию передачи, храните...
Модернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе) iconО статусе художественных текстов малого жанра
Как объект литературы, текст коррелирует с игрой по содержанию и с ритуалом по форме. В текстах репрезентируются реальные и ирреальные...
Модернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе) iconВсемирный антидопинговый кодекс запрещенный список 2012 международный стандарт
Официальный текст Запрещенного списка будет подготовлен вада и опубликован на английском и французском языках. В случае расхождений...
Модернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе) iconПерсоноцентризм в русской литературе ХХ века
Образ первой мировой войны в художественной структуре поэмы с. А. Есенина «Анна Снегина» 100
Модернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе) iconВзгляд на ото. Анизотропия физического континуума
Это эквивалентно тому, что такой абстрактно-умозрительный объект как, например, произвольная система координат в пространстве, стала...
Модернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе) iconПрограмма вступительных испытаний в магистратуру по направлению подготовки 040100 Социология
Социология как наука. Объект и предмет социологии. Общество как объект изучения социологии, его особенности, черты и признаки. Понятие...
Модернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе) iconПередача английских конструкций с придаточными предложениями, вводимыми сочетанием «предлог + союз what», при переводе на русский язык (на материале прессы и художественной литературы)
Охватывают весьма широкий круг субъектов или объектов
Модернизирующий текст как объект межъязыковой передачи (на материале русских переводов в англоязычной художественной литературе) iconМеждународная Книга предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву
Заказы просим присылать по адресам e-mail
Разместите кнопку на своём сайте:
kaz.docdat.com


База данных защищена авторским правом ©kaz.docdat.com 2013
обратиться к администрации
kaz.docdat.com
Главная страница