Функциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы)




Скачать 367.79 Kb.
НазваниеФункциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы)
ШВЕДОВА Нелли Леонидовна
Дата конвертации21.02.2016
Размер367.79 Kb.
ТипАвтореферат
На правах рукописи


ШВЕДОВА Нелли Леонидовна


Функциональная специфика

прагматонимов

(на материале современной массовой литературы)


10.02.19 — теория языка


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук


Волгоград — 2011


Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального
образования «Волгоградский государственный
социально-педагогический университет».


Научный руководитель — доктор филологических наук, профессор
Ирина Васильевна Крюкова.


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор
Татьяна Николаевна Колокольцева (Волго-
градский государст­венный со­циа­ль­но-
педагогический университет);


кандидат филологических наук

Ольга Сергеевна Фоменко (Волгоградский
государственный технический универси-
тет).


Ведущая организация – Воронежский государственный универси-
тет.


Защита состоится 22 декабря 2011 г. в 13.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.01 в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете по адресу: 400131, г. Волго­град, пр.им. В.И. Ленина, 27.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного социально-педагогического университета.


Текст автореферата размещен на официальном сайте Волгоградского государственного социально-педагогического университета: http://www. vspu.ru 18 ноября 2011 г.


Автореферат разослан 18 ноября 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Н.Н. Остринская


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данное исследование выполнено на пересечении ономастики с коммуникативно-прагматической лингвистикой и функциональной стилистикой и направлено на изучение особенностей функционирования прагматонимов (словесных товарных знаков и знаков обслуживания) в текстах современной массовой литературы.

Актуальность исследования определяется, во-первых, недостаточной изученностью прагматонимов, функционирующих за пределами рекламного дискурса; во-вторых, значимостью массовой литературы как одной из широко распространенных форм современной массовой культуры; в-третьих, необходимостью анализа ономастического и, в частности, прагматонимического пространства массовой литературы.

Объектом исследования являются прагматонимы, включенные в тексты произведений массовой литературы.

Предмет исследования – семантические модификации и функции прагматонимов в текстах современной массовой литературы.

Целью исследования является выявление функциональной специфики прагматонимов в текстах художественных произведений современной массовой литературы. Для осуществления этой цели были поставлены следующие задачи:

1) уточнить ономастический статус прагматонима;

2) определить основные особенности современной массовой литературы как сферы функционирования прагматонимов;

3) проанализировать характер функционирования прагматонимов как средства косвенной рекламы;

4) выявить особенности функционирования прагматонимов как стилистического средства.

Научная новизна исследования заключается в том, что на материале массовой литературы впервые определяется специфика функционирования прагматонимов; выявляются способы введения прагматонима в текст с целью косвенной рекламы, способность прагматонима служить задачам характеризации персонажей и среды их обитания, употребляться в качестве стилистического средства; устанавливается универсальный характер функций прагматонимов в текстах массовой литературы, созданных в разных странах.

Теоретическая значимость исследования заключается в дальнейшей теоретической разработке понятия «прагматоним», расширении представлений о функциональной активности ономастических единиц, относящихся к данному ономастическому разряду, их потенциальной способности выступать в художественном тексте в качестве рекламного и стилистического средства.

Практическая ценность работы определяется тем, что материалы исследования могут быть использованы в вузовских курсах по языкознанию и стилистике, а также в спецкурсах по ономастике, прагмалингвистике и интерпретации текста. Отдельные положения работы могут представлять интерес для литературоведов и специалистов по рекламе.

Материалом исследования послужили тексты художественных произведений современных российских, американских и французских авторов: Оксаны Робски, Ильи Стогова, Кэндес Бушнелл, Лорен Вайс­бергер, Анны Гавальда, Фредерика Бегбедера. За единицу анализа принимался текстовый фрагмент, включающий прагматоним. Всего было проанализировано 1363 контекстуальных употреблений прагматонимов.

В качестве основных методов исследования применялись обще­научный синхронно-описательный метод, представленный приемами наблюдения, обобщения и классификации, а также лингвистические методы контекстуального и компонентного анализа. В работе также использовался прием первичной статистической обработки материла.

Теоретико-методологической базой данной работы послужили несколько групп взаимодополняющих исследований:

1) работы по ономастике, в которых исследуется проблема номинативной и функциональной неоднородности единиц, относящихся к классу имен собственных (Е.Л. Березович, Н.Д. Голев, М.В. Голомидова, В.Д. Бондалетов, Д.И. Ермолович, И.В. Крюкова, Р.Ю. Намитокова, Н.В. Подольская, А.В. Суперанская, В.И. Супрун, A. Gardiner, W. Langendock и др.);

2) работы, в которых анализируются особенности функционирования имен собственных в художественной речи (Н.В. Васильева, Ю.А. Кар­пенко, М.В. Калинкин, Г.Ф. Ковалев, В.И. Супрун, О.В. Фонякова и др.);

3) работы, посвященные прагматонимам как самостоятельному разряду ономастической лексики (Ван Мяо, С.О. Горяев, И.В. Крюкова, Т.А. Соболева, Н.А. Стадульская, О.С. Фоменко, О.Е. Яковлева, A. Room и др.).

Междисциплинарный характер объекта исследования обусловил обращение к работам по маркетингу (О.П. Березкина, О. Феофанов, Е.А. Песоцкий, Claude C. Hopkins и др.) и литературоведению (М.М. Бах­тин, Ю.М. Лотман, В.Е. Хазлиев, Kathryn Van Spankeren и др.).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Прагматонимы – словесные товарные знаки и знаки обслуживания – обладают многоуровневой семантикой, в структуре которой выделяются ономастическое и доономастическое значения, а также лингвокультурные и эмоционально-экспрессивные коннотации. Исходные компоненты семантики прагматонимов сознательно сохраняются и поддерживаются в рекламных целях, что обусловило их частотность и функциональное разнообразие в различных типах текста за пределами рекламного дискурса. Наиболее высокая концентрация прагматонимов наблюдается в произведениях массовой литературы, действие которых разворачивается в ситуации современного города.

2. Рекламная функция прагматонимов в произведениях массовой литературы реализуется в технологии product placement – включении названий товаров и услуг в текст произведения с целью косвенной рекламы. На использование прагматонимов с рекламной целью указывают следующие функциональные особенности: высокая частотность на незначительном отрезке текста и употребление без родового термина; использование прагматонимов в обособленных эпизодах, посвященных описанию положительных свойств товара или частой смены героем своих вкусов и привычек. Такие эпизоды отличают информационная избыточность и отсутствие связи с основным повествованием.

3. Информационно-стилистическая функция прагматонимов проявляется в том, что, взаимодействуя с контекстом, они могут нести информацию об определенном временном периоде, событии или местоположении объекта, выступать средством характеризации героев произведения. Данную функцию в произведениях массовой литературы выполняют как прагматонимы с локальной известностью, так и прагматонимы-глобализмы, распространенные в транснациональных масштабах по всему миру. Первые характеризуют преимущественно низкий социальный статус героев, а вторые – достаточно высокое материальное положение.

4. Эмоционально-стилистическая функция проявляется в способности прагматонимов выражать чувства автора и формировать эмоциональное отношение к изображаемому. При этом наблюдаются нереферентное употребление прагматонимов в составе стилистиче­ских средств, их включенность в языковую игру с целью создания комического эффекта. Данную функцию выполняют как реально сущест­вующие, так и стилизованные прагматонимы, созданные по существующим моделям в соответствии с коммуникативными ожиданиями читателей.

Выявленные функциональные особенности прагматонимов практически равномерно представлены в русских, американских и французских произведениях массовой литературы, что позволяет сделать общий вывод об их интернациональном характере.

Апробация исследования. Основные результаты исследования обсуждались на аспирантском семинаре при кафедре языкознания Волгоградского государственного социально-педагогического университета (ВГСПУ), а также на заседаниях научно-исследовательской лаборатории «Язык и личность» ВГСПУ. Основные положения докладывались на внутривузовских научных конференциях профессорско-преподавательского состава ВГСПУ (2008, 2010), международной научно-методической конференции «Личность, речь и юридическая практика» (Ростов-на-Дону, 2008), межрегиональной научной конференции «Коммуникативные аспекты современной лингвистики и линг­водидактики» (Волгоград, 2009), на международной лингвистиче­ской конференции «Язык – текст – дискурс: традиции и новации» (Самара, 2009).

Основные положения диссертации отражены в шести публикациях, две из которых опубликованы в журнале, входящем в список ВАК Минобрнауки России. Общий объем опубликованных работ составляет 2 печатных листа.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, списка лексикографических источников, источников иллюстративного материала и приложения.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая глава «Научные подходы к исследованию функциональной специфики прагматонима», состоящая из двух разделов, посвящена анализу существующих в современной ономастике взглядов на ономастический статус и семантику прагматонима, а также обобщению существующих подходов к исследованию особенностей функцио­нирования прагматонимов в различных типах текстов.

В первом параграфе «Прагматонимы как единицы ономастиче­ского поля» с опорой на исследования системно-структурной организации ономастических единиц (В.Д. Бондалетов, Н.В. Подольская, В.Н. Топоров, А.В. Суперанская, В.И. Супрун, И.В. Крюкова и др.) определяется место прагматонима в ономастическом поле.

Рассмотренный материал позволяет сделать вывод об отношении прагматонима к периферийным онимам, поскольку они стремятся к сохранению мотивационных связей, поддержанию и развитию коннотаций лексического, фонетического и словообразовательного уровней; при образовании прагматонимов используются не только лексика естественного языка, которая без родового определяемого возвращается на исходные позиции в системе языка, но и искусственно созданные слова. Для прагматонимов характерны слабые структурированность и системность, использование для обозначения однотипных объектов названий, разнообразных по структуре: аббревиатуры, многокомпонентные словосочетания и предложения, сочетания с буквенными и числовыми индексами. Прагматонимы недолговечны, орфографически не стабильны, подвержены влиянию языковой моды.

Перечисленные свойства отличают их от ядерных и околоядерных имен собственных – антропонимов и топонимов. Кроме того, общим свойством всех прагматонимов можно считать их особую экс­т­ралингвистическую соотнесенность и зависимость от экономики и политики конкретного социолингвистически значимого периода.

Прагматонимы обладают многокомпонентной семантикой, в структуре которой выделяются ономастическое и доономастическое значения. Под ономастическим значением понимается способность прагматонима соотноситься с определенным видом товара. Данное значение проявляется в способности выполнять номинативно-выделительную функцию имени собственного – выделять объект из числа объектов того же класса. Доономастическое значение – это значение слова или слов, положенных в основу названия и прямо или косвенно отражающих различные свойства денотата. Доономастическое значение является средством выражения мотивированности. В семантическую структуру рекламных названий входят также коннотативные элементы, обусловленные эмоционально-экспрессивными и лингвокультурными компонентами значения. Данные компоненты семантической структуры сознательно сохраняются и поддерживаются в рекламных целях.

Второй параграф посвящен анализу существующих взглядов на функционирование прагматонимов в различных типах текста, а именно: рекламном, публицистическом и художественном.

Наиболее полно исследованы прагматонимы в рекламном тексте (И.В. Крюкова, О.В. Кирпичева, О.С. Фоменко и др.). Установлено, что в нем прагматонимы функционируют не только как маркеры свойств товара, но и как слова с внутренней формой, как фонетиче­ские комплексы и стилистическое средство.

После неоднократного употребления прагматонима в рекламном тексте, а также после многочисленных повторов самого текста прагматоним быстро входит в язык, активно употребляется не только в рекламных текстах, но и в других коммуникативных обстоятельствах. Однако функционирование прагматонимов за пределами рекламного дискурса не исследовалось. Имеются лишь отдельные упоминания о них в работах, посвященных более широкой проблематике.

Например, отмечается, что в публицистике имена собственные вообще и прагматонимы, в частности, нередко становятся средством языковой игры, проявляют способность к ономастическому словообразованию (С.В. Илясова, Р.Ю. Намитокова, И.А. Нефляшева). Полученные в результате новообразования обладают эмоционально-экспрессивной окраской, характеризуют товары и тех, кто ими пользуется. В художественном тексте специфику функционирования прагматонимов определяет жанр произведения (И.В. Крюкова, Р.В. Разумов, А.А. Муренкова, С.Н. Волкова). Например, они способны быть средством создания комического эффекта в сатирических произведениях, служить целям характеристики места и времени действия в реалистических произведениях.

Вторая глава «Функциональная специфика прагматонимов в текстах массовой литературы» посвящена выделению особенностей массовой литературы, актуальных для дальнейшего анализа прагматонимии в данном типе текста, количественному исследованию прагматонимии произведений массовой литературы, а также выявлению и анализу функций прагматонимов.

В параграфе «Массовая литература как сфера функционирования прагматонимов» дается определение понятия массовая литература, выявляются основные особенности данной формы художественной литературы, представляется обзор характерных черт идиостиля авторов, выбранных для анализа, проводится количественный анализ прагматонимов в произведениях массовой литературы.

Под массовой литературой в настоящем исследовании понимается крупнотиражная, развлекательная и дидактическая беллетристика XIX–XX вв., составная часть индустрии культуры. В работах Ю.М. Лотмана, Н.Г. Мельникова, В.Е. Хализева и других определяются основные признаки массовой литературы. Во-первых, она имеет коммерческий спрос, соответственно, широкое распространение в различных слоях общества и существенное воздействие на мироощущение читателей. Во-вторых, массовая литература содержательно основана на распространении стереотипов, важных в системе ценностных предпочтений общества в данный исторический период. В-треть­их, подобная литература организована в соответствии с канонами, основанными на наиболее успешных образцах-предшественниках.

В качестве материала использовались тексты произведений массовой литературы шести авторов, принадлежащих трем различным лингвокультурам: российской – Оксаны Робски и Ильи Стогова, американской – Кэндес Бушнелл и Лорен Вайсбергер, французской – Анны Гавальда и Фредерика Бегбедера. Все произведения, отобранные для анализа, созданы в последние 15 лет, имеют известность в своей стране и за ее пределами, почти все переведены на другие языки и экранизированы. Герои всех произведений, как и их авторы, живут в современных мегаполисах, они молоды и творчески активны.

Количественный анализ фактического материала показал высокую концентрацию прагматонимов в произведениях данных авторов. При этом количество прагматонимов в произведении конкретного автора определяется по нескольким параметрам. Во-первых, оно зависит от тематики произведения. Например, наибольшее количество прагматонимов (308 употреблений) наблюдается в романе «99 франков» Фредерика Бегбедера, посвященном описанию профессиональной деятельности специалиста по рекламе, а наименьшее (49 упо­т­реблений) – в произведении «Дневники Кэрри» Кэндес Бушнелл, в котором повествование ведется от лица выпускницы школы. Во-вторых, выбор прагматонима определяет гендерная принадлежность автора. В женской литературе присутствует большое количество названий косметики, парфюмерии и «женского» алкоголя. В мужской литературе акцент в употреблении прагматонимов сделан на крепкий алкоголь, пиво, сигареты.

В параграфе «Прагматонимы как средство косвенной рекламы» рассматривается рекламная функция прагматонимов в текстах массовой литературы.

Рекламная функция прагматонима реализуется в технологии product placement, которая определяется как размещение товара (торговой марки) в сюжетной канве кинофильма, сериала или любого другого продукта. Книжный product placement имеет ряд преимуществ, т. к., во-первых, помогает избежать прямой навязчивой подачи рекламы; во-вторых, экономически выгоден, поскольку не вызывает необходимости платить за ротацию в эфире и за непосредственно создание рекламного ролика; в-третьих, product placement долговечен, поскольку его размещение в эфире, как правило, является гарантом дальнейших многочисленных повторов.

На выполнение прагматонимами рекламной функции указывают способы их введения в тексты произведений массовой литературы.

Первый способ характеризуется высокой частотностью прагматонимов на незначительном отрезке текста. Например, в романе Ильи Стогова «Отвертка» название пива «Балтика» упоминается 21 раз: То ли помог аспирин российских спецслужб, то ли все-таки «Балтика». Но головная боль совсем прошла <…> Как я понял, ему тоже нравилась «Балтика» номер семь. Приятно осознавать, что я не одинок в этом мире. Пиво было холодным и вкусным <…> Честно сказать, я был не в восторге от ирландских сортов пива. Я предпочел бы обычную «Балтику».

Автор романа «Дьявол носит Прада» Лорен Вайсбергер 19 раз упоминает марку Gucci: A pair of brown suede Gucci pants looked as though they could turn any schlub into a supermodel<…> and maybe even Gucci (because who hasn’t heard of Gucci?). – Коричневые замшевые брюки от Гуччи, которые могли превратить в супермодель самую заурядную девчонку <…> и о Гуччи (потому что кто же не знает Гуччи?) (пер. М. Мал­кова, Т. Шабаевой).

При этом обращает на себя внимание употребление прагматонима без родового термина, что формирует представление о товаре как хорошо известном и единственно возможном из всего товарного ряда.

Второй способ введения прагматонимов в текст произведения сопровождается упоминанием положительных свойств товара. При этом отмечается обособленность эпизодов, характеризующих товар, отсутствие их связи с основным сюжетом.

Задача автора, использующего технологию product placement,– преподнести товар таким образом, чтобы привлечь потенциальных покупателей, но в то же время писатель стремится избежать «откровенного» способа рекламирования. Как показал анализ фрагментов, посвященных характеристике товара, авторы дают положительную характеристику товару от своего имени, от имени известных людей, часто введенных в повествование именно с этой целью, а также от имени персонажей.

Приведем характерный пример из произведения «Casual-2: Пляска головой и ногами» Оксаны Робски, которая зачастую использует одновременно все вышеперечисленные способы: Хозяйку «Снов i Секретов» звали Ирина Данилина. Эффектная длинноногая блондинка. Я поверила в то, что у них лучшее постельное белье, после того как встретила Ольгу Слуцкер, подбирающую себе новые простыни <…> Листаю каталог, неожиданно для себя узнаю картинку: розовый куст, голубой букет.

– «Японские сны», – говорю я небрежно. – Любимое постельное белье одного моего знакомого.

– О! Ваш знакомый из тех, кто относится к себе с уважением! – восклицает Ирина Данилина, и я смотрю на нее с благодарностью. Как будто это я купила эти «Японские сны».

– Обратите внимание, – говорит Данилина, бросая мне на колени тончайшие ткани, – микромодал, сделано из специально обработанных волокон бука…

Я трогаю простыни, и мне уже хочется в них завернуться, и мне уже кажется, что глаза мои закрываются, что я маленькая, я засыпаю, и мне так уютно.

Данная компания по продаже домашнего текстиля действительно существует и находится в Москве, имя директора фирмы также является реальным [http://www.i-secret.ru/]. Это говорит о том, что в текст произведения включена реклама торговой марки «Сны i Секреты» с названиями отдельных образцов ее продукции. Как видно из приведенного фрагмента, рекламное воздействие усиливает включение прагматонима в речь автора, героини и известной личности – хозяйки магазина и его постоянной клиентки Ольги Слуцкер. Кроме того, далее владелица магазина сообщает, что в данном магазине полотенца покупает World Class – сеть элитных фитнес-клубов, хозяйкой которых является Ольга Слуцкер [http://www.worldclass.ru/].

В данном случае мы имеем дело с инструментом product placement – cross promotion как способом продвижения товаров и услуг, основанным на перекрестном завуалированном рекламировании [Голембиовский, 2004].

Третий способ реализуется в эпизодах, дающих характеристику внешности, привычек и социального статуса персонажей. При этом наблюдается избыточная конкретизация предпочтений героев при выборе товаров и услуг.

В романе Фредерика Бегбедера «99 франков» присутствует достаточно большой эпизод, в котором одному из героев дается характеристика с использованием исключительно прагматонимов: Tu portes un costume Eric Bergиre, une chemise Hedi Slimane pour Saint Laurent Rive Gauche-Hommes, des souliers Berluti, une montre Royal Oak d’Audemars Piguet (en attendant la Samsung Watch Phone qui fera aussi tйlйphone mobile), des lunettes StarckEyes, un caleзon Banana Republic achetй а New York. Tu es propriйtaire d’un appartement de cinq piиces а Saint-Germain-des-Prйs, dйcorй par Christian Liaigre…. – Ты носишь костюм от Эрика Бержера, рубашку Hedi Sliman из магазина мужской одежды «Сен-Лоран –Рив Гош», туфли от Берлути, часы Royal Oak от Одма-ра Пиге (в ожидании новой модели – Samsung Watch Phone со встроенным мобильником), очки Stark-Eyes, трусы «Banana-Republic», купленные в Нью-Йорке. Ты владеешь пятикомнатной квартирой в Сен-Жермен-де-Пре (дизайн Кристиана Льегра)… (здесь и далее пер. И. Волевич).

Рекламную функцию прагматонимов подтверждает и частая с точки зрения сюжета смена героем своих привычек и, как следствие этого, смена используемых автором реальных прагматонимов. Известно, что главным героем всех романов И. Стогова является сам автор. Если в своем первом романе «Отвертка» он отдает предпочтение исключительно пиву «Балтика», постоянно отмечая его достоинства: Как я понял, ему тоже нравилась «Балтика» номер семь. <…> Пиво было холодным и вкусным», то в другом – «Мачо не плачут» – любимыми сортами пива главного героя становятся «Степан Разин» и «Мартовское»: Глеб настоял, чтобы все пили темное, густое «Мартовское». Пиво отдавало ячменным кофе. <…> От магазина с «Мартовским» отходить не хотелось.

Все рассмотренные способы включения прагматонимов в текст художественного произведения с целью рекламы являются универсальными для трех лингвокультур – российской, французской и американской. Преобладание того или иного способа зависит от тематики, жанра и идиостиля авторов.

Анализ произведений показал, что представители женской литературы (Оксана Робски, Кэндес Бушнелл, Лорен Вайсбергер и Анна Гавальда) часто характеризуют с помощью прагматонимов персонажей, их внешний вид и социальный статус, а представители мужской литературы (Илья Стогов и Фредерик Бегбедер) чаще используют такие способы, как высокая частотность прагматонимов и характеристика свойств товара.

В параграфе «Прагматонимы как стилистическое средство» рассматривается стилистическая функция прагматонимов, связанная с их способностью выступать в роли выразительного характеризующего средства. Все многообразие выразительных возможностей имени собственного в художественном тексте может быть рассмотрено в рамках двух взаимосвязанных подфункций стилистической функции – информационно-стилистической и эмоционально-стилистической [Карпенко 1986; Крюкова 2004]. Как показал анализ, эти функции своеобразно проявляются в такой группе имен собственных как прагматонимы, функционирующие в массовой литературе.

Информационно-стилистическая функция прагматонимов проявляется в том, что, взаимодействуя с контекстом, они выступают средством характеризации определенного временного периода, события или местоположения объекта. Анализ показал, что в произведениях массовой литературы функционально значимым оказывается фактор известности прагматонима. Функциональные различия наблюдаются у прагматонимов с локальной и глобальной известностью.

В романе О. Робски и К. Собчак «Замуж за миллионера, или брак высшего сорта» локальные прагматонимы вводятся в текст не с целью рекламы, а для создания ироничной атмосферы произведения, например, в следующем фрагменте: …тем более, что в своем маленьком городе ты пила только вино «Изабелла» из картонного пакетика <…> Маленькую изящную спортивную машинку, если таковая у тебя имеется, – в гараж, права – в шкаф, на свидания приходить только пешком, максимум приезжать на «Жигулях», управляемых хачиком-десперадо.

Герои произведений О. Робски, как правило, ездят на дорогих автомобилях, но иногда автор употребляет названия марок отечест­венных автопроизводителей, делая это с заметным пренебрежением, что можно наблюдать на небольшом отрезке текста:

– Только не на «мерседесе», – ответила я. – Мне Рома «фольксваген» какой то обещал. Из офиса.

Я сама так боюсь на этом Cayenne, – призналась Анжела. – Всю дорогу в зеркало смотрю, ужас <…>

Новенькая блестящая «девятка» («Жигули») в сопровождении джипа с охраной припарковалась около «Фреско» <…>

– Что это? Сережа свою Lamborgini на «девятку» поменял? – удивилась Анжела.

Наверное, поспорил на что нибудь или проиграл в карты, – сказала Катя. Оказалось, что Сережа вместе со своим товарищем, известным предпринимателем, купили себе «девятки», чтобы познакомиться «с простыми девушками» <…>

– А разве девушки ездят на «Жигулях»? – Антону нравилось дразнить Машку. – На «Жигулях» ездит мой сантехник (О. Робски. День счастья – завтра).

Коннотативный компонент «невысокое качество», присутствующий в семантической структуре прагматонима «Жигули», усиливается за счет его контрастивного употребления в одном минимальном контексте с названиями дорогих престижных марок автомобилей.

Прагматонимы с локальной известностью – торговые марки российских производителей – выполняют данную функцию и в произведениях И. Стогова. Например, в его романе «10 пальцев» употребляется прагматоним – название жидкости для мытья окон «Льдинка»: Тощий мыльниковский собутыльник рассказал, что вообще-то напиток предназначен для мытья то ли окон, то ли автомобилей. Но за два подъезда отсюда живет дядя Гурам, который в промышленных масштабах разбавляет «Льдинку» водой и фасует в такие вот бутылочки.

В другом романе автора «Мачо не плачут» есть эпизод, связанный с подобным прагматонимом:

Что такое «Минутка»?

– Не помню. То ли окна мыть, то ли лак растворять. Короче, химия. Дышат ею, как клеем, знаешь?

Данные эпизоды характеризуют среду обитания и социальный статус героев произведений И. Стогова.

Как видно из примеров, прагматонимы с локальной известно­стью, выполняющие информационно-стилистическую функцию, выступают в большинстве случаев средством характеризации невысокого социального статуса персонажей и среды их обитания.

Однако наиболее информативными, по нашему мнению, являются прагматонимы с глобальной известностью – прагматонимы-глобализмы, под которыми мы, вслед за О.С. Фоменко, понимаем имя собственное для обозначения марки товара, распространенное в транснациональных масштабах по всему миру и закрепленное в языковом сознании представителей различных лингвокультур [Фоменко 2009].

С помощью данных прагматонимов автор может сообщить читателю об отличительных особенностях героев, таких как внешний вид, привычки, социальное положение, гастрономические предпочтения.

Например, использование прагматонимов – марок одежды помогает сделать вывод о высоком социальном положении героев: She had Louis Vuitton suitcases and designer clothes from France and Italy, she had handbags from Chanel and shoes from Manolo Blahnik, and in the afternoons, she would show Patty her things and tell her how much they had cost.– У нее были чемоданы фирмы «Луи Вюиттон» и модная одежда из Франции и Италии, сумочки от Шанель и туфли от Маноло Бланика. Она хвасталась всем этим добром перед Патти и рассказывала, как дорого оно стоит (К. Бушнелл. Все на продажу. – Здесь и далее пер. А. Кабалкина).

В романе «Мне бы хотелось, чтобы меня кто-нибудь где-нибудь ждал» А. Гавальда есть описание ковбойского салуна, куда попадает героиня произведения: Le Milton, c’est le saloon des cow-boys de Melun <…> J’entends le crissement des G.T.I. sur le parking, le pet pet pet des Harley trop petites et le clac des Zippos. – «Милтон» – это ковбойский салун Мелона. Я слышу, как на парковке скрипят шины, негромко урчат «Харлеи» и щелкает зажигалка «Зиппо» (здесь и далее пер. Е. Клоковой, Н. Хотинской).

При помощи двух прагматонимов – Zippo и Harley автор описывает атмосферу конкретного места действия – ковбойского салуна, а также дает характеристику его посетителям, представляющим определенную социальную группировку, но не напрямую, а через прагматонимы.

Другой пример дает представление о материальных предпочтениях богатых людей не только в определенном месте (в России), но и в определенное время (90-е годы): Потребности Антона в начале 90 х были хорошо известны: 600 й «Мерседес» (кузов 140 й), шелковая рубашка, барсетка Dupont, золотой браслет граммов на 150 (О. Робски. День счастья – завтра).

Таким образом, приведенные примеры функционирования прагматонимов, различающихся по степени известности (локальные и глобальные), показывают, что рассмотренная функция служит для сообщения читателю информации об определенном объекте, герое, среде обитания. В том случае, когда переданная читателю информация сопровождается личной оценкой автора, речь идет об эмоционально-стилистической функции.

Как показал анализ, прагматонимы способны не только сообщать информацию о персонажах и среде их обитания, но и выражать эмоции автора, а также формировать у читателя определенное эмоциональное отношение к изображаемому, т. е. выполнять эмоционально-стилистическую функцию.

В данном случае прагматонимы приобретают способность использоваться в качестве тропов. Принадлежность к разряду тропов, по замечанию В.П. Москвина, должна определяться по трем критериям: 1) знаковость (троп – это номинативная единица); 2) двуплановость (семантический критерий); 3) декоративность (функциональный критерий, предполагающий ограничение сферы использования тропов художественной речью); отсюда выражения типа «художественные тропы», «поэтические тропы», а также определение тропа «как слова-образа под конститутивным руководством внутренней художественной, поэтической формы» [Москвин 2002].

С учетом данного положения отметим, что потенциальной способностью употребляться в качестве тропов обладают те прагматонимы, которые не только обозначают товар или услугу, но и соотносятся с устоявшимися эмоционально-оценочными представлениями носителей языка о характерных чертах товаров и услуг. Эти черты широко известных товаров и услуг ассоциируются с прагматонимами, что обусловливает их нереферентное употребление – не для обозначения конкретного вида товара, а в качестве образных средств. Такое употребление прагматонима в тексте произведения в большинстве случаев единично.

В проанализированных произведениях зафиксированы случаи употребления прагматонимов в качестве сравнений, метонимий, метафор и других средств создания образности и выразительности текста. Мы рассматривали данные средства в порядке их частотной представленности в произведениях массовой литературы.

Самый простой и распространенный троп – сравнение. Как правило, легко узнаваемый прагматоним используется в качестве члена сравнения, противопоставленного нарицательному существительному: Les stagiaires sont les nouveaux esclaves: non rйmunйrйs, taillables et corvйables а merci, licenciables du jour au lendemain, apporteur de cafйs, photocopieurs а pattes –aussi jetables qu’un rasoir Bic. – Стажеры – это современные рабы: им не платят, на них ездят как хотят, их можно в любой момент вышвырнуть вон, они разносят кофе и бегают к факсу – в общем, одноразовые существа, совсем как бритвенные станочки «Bic» (Ф. Бегбедер. 99 франков).

Сравнение стажеров и станков «Bic» помогает автору донести свое мнение до читателей путем выделения сем «одноразовость», «частая смена», потенциально заложенных в семантической структуре данного прагматонима.

Другой пример сравнения передает эмоции героини в ответственный для нее момент: I was shaking like a Slinky, terrified that someone was going to ask for my ID…– ...я тряслась и боялась, что кто-нибудь спросит мое удостоверение личности… (К. Бушнелл. Дневники Керри.– Здесь и далее пер. М. Балабановой, Д. Александрова).

При помощи данного сравнения автор акцентирует внимание на эмоциях героини – страхе быть замеченной. «Slinky» – фирма-производитель знаменитой детской игрушки, представляющей собой разноцветную пластиковую спираль, способную характерно вытягиваться, сжиматься и трястись при подбрасывании и жонглировании. В семантической структуре прагматонима Slinky присутствует компонент «трястись», легко узнаваемый носителями лингвокультуры.

Примечательно, что при переводе данного фрагмента опускается прагматоним.

В России игрушка Slinky выпускалась под оригинальным названием, но оно не вызывает у носителей языка четкой ассоциативной связи ни с игрушкой, ни с ее свойствами, поэтому переводчику пришлось снизить эмоциональность и выразительность этого фрагмента и опустить прагматоним Slinky.

Потенциальная способность прагматонимов характеризовать объекты, к которым они имеют отношение или частью которых они являются, обусловила их использование в качестве метонимий. В проанализированных текстах прагматонимы-метонимии используются не столько для сокращенного выражения мысли, сколько для усиления выразительности высказывания. Например, замена названий стран на названия торговых марок, финансирующих спортивные соревнования: Cette activitй qui avait dйmarrй comme une blague domine dйsormais nos vies: elle finance la tйlйvision, dicte la presse йcrite, rиgne sur le sport (ce n’est pas la France qui a battu le Brйsil en finale de la Coupe du Monde, mais Adidas qui a battu Nike). – Ибо реклама цепко, как спрут, завладела миром. Начав с фиглярства, она теперь управляет нашими жизнями: финансирует телевидение, командует прессой, распоряжается спортом (это не Франция обыграла Бразилию в финале Чемпионата мира, это «Adidas» победил «Nike»!») (Ф. Бегбедер. 99 франков).

Прагматонимы, используемые в качестве метонимий, также способствуют образной характеризации персонажей. Например, без­ымянного героя автор называет по марке джинсов, которые тот носит: «Левайс» сидел напротив меня и чистил воблу (И. Стогов. Мачо не плачут).

Подобный пример прозвища-метонимии, образованного от прагматонима для обозначения безымянного персонажа, встречается в произведении «Просто вместе» Анны Гавальда. Автор называет одного из героев по марке его куртки: …ils rйcupйrиrent la valise en enjambant encore quelques clochards ici et lа, Lucky Strike enfourcha sa moto et les deux autres appelиrent un taxi. – ...они забрали чемодан, отбрехиваясь от вокзальных попрошаек, Lucky Strike оседлал свой мотоцикл, а двое других взяли такси.

В другом произведении А. Гавальда «Мне бы хотелось, чтобы меня кто-нибудь где-нибудь ждал» встречаем прозвище-метафору, которое образовано от прагматонима Tefal и дано по отличительной черте характера персонажа: Regarde, lа, c’est pas «Poкle Tefal» par hasard... ? <…>On est ensemble et on se marre :

1) au bon temps,

2) а «Poкle Tefal» (parce qu’il ne voulait surtout pas s’attacher).– Смотри, вот там, это случайно не «господин Тефаль»? <…>Она смотрит на меня, и мы ржем как сумасшедшие:

1) над старыми добрыми временами,

2) над «господином Тефалем» – который больше всего боялся к кому-нибудь «прикипеть».

Как известно, «Tefal» – известная французская фирма бытовой техники, одним из продуктов которой является чайник. Кроме того, в данном случае прагматоним включен в прием языковой игры: героини произведения проводят аналогию между чайником и человеком, который, согласно контексту произведения, больше всего боялся «прикипеть» к кому-нибудь, т. е. связать свою жизнь с другим человеком.

Последний пример демонстрирует, что прагматонимы могут служить целям создания комического эффекта. Этот эффект достигается также за счет использования прагматонима в составе таких тропов, как ирония и зевгма.

Ирония как троп, означающий насмешливое употребление слова в смысле, обратном буквальному, проявляется при несоответствии прагматонима и ближайшего контекста, как, например, в следующем примере из произведения «Пятая авеню, дом один» К. Бушнелл: Her mother got upset about money every now and again, but she always got over it and, feeling guilty, usually bought Lola a trinket like Chanel sunglasses (One fifth avenue). – Мать вечно расстраивалась из-за денег, но неизменно преодолевала свою скупость и, чтобы задобрить Лолу, покупала ей какой-нибудь милый пустячок вроде очков от Chanel (пер. О. Мышаковой, А. Кабалкина).

«Chanel» достаточно дорогостоящая марка, и, используя данный прагматоним в сочетании со словом «пустячок», автор кратко и образно характеризует высокие запросы своих героев.

Еще один троп, создающий комический эффект в произведениях художественной литературы, – зевгма. В данном случае имеется в виду нарушение семантической однородности или семантического согласования в цепочке однородных членов предложения или целых предложений, создающее эффект обманутого ожидания [Никитина, Василь­ева 1996].

Прагматонимы, употребленные в одном перечислительном ряду со словами, далекими от обозначения конкретных торговых марок, нарушают семантическую однородность. Например, в романе «Я ее любил. Я его любила» А. Гавальда: Et puis l’odeur... Cette odeur de mйdicaments, de mort et de Guerlain mйlangйs».– И еще этот запах… Запах лекарств, смерти и духов «Герлен» (пер. Е. Клоковой). Прагматоним Guerlain (название дорогих духов) поставлен в один ряд со словами с отрицательной эмоциональной окрашенностью, таким образом, сам прагматоним, не вызывающий отрицательных эмоций при употреблении в обычном контексте, усиливает контраст, присутствующий в обстановке дома пожилой женщины, и получает негативную окраску.

Подобный пример встречается в романе Фредерика Бегбедера «99 франков»: Ils s’y sentiront bien. D’ailleurs ils sentent dйjа bon : noix de coco, rhum vanille, miel, йpices, air salin, Obsession de Calvin Klein, ganja et pluies en fin de journйe. Odeurs des fleurs et de la sueur. – Им будет хорошо на этом островке. Впрочем, им уже хорошо здесь: кокосовые орехи, ванильный ром, мед, пряности, соленый морской воздух, «Наваждение» Келвина Кляйна, гашиш и дожди по вечерам. В одном перечислительном ряду сталкивается название туалетной воды «Наваждение» и наркотического средства гашиш. В данном случае при помощи зевг­мы автор одновременно характеризует образ жизни героев произведения и атмосферу острова, на который они попали.

Двуплановая семантика прагматонима способствует его использованию в качестве материала для языковой игры, которая, как извест­но, основана на знании системы единиц языка, норм их использования и способов творческой интерпретации. Описанию видов языковой игры посвящено много работ (Т.А. Гридина, С.В. Илясова, В.З. Санников и др.). Одним из наиболее распространенных видов языковой игры является каламбур. Например, В.3. Санников определяет каламбур как одну из важных разновидностей языковой игры, указывая при этом, что он может быть основан как на звуковом сходстве, так и на смысловом объединении либо разных значений одного слова, либо разных слов (словосочетаний), тождественных или сходных по звучанию (Санников 1999). Таким образом, можно выделить фонетический и семантический виды каламбура.

Оба вида каламбура, построенных на звучании прагматонима или на его доономастическом значении, встречаем в произведениях Фредерика Бегбедера. Например, в произведении «Воспоминания необразумившегося молодого человека» автор передает романтическое настроение героя при помощи фонетического каламбура: …devant Channel Four en Chanel № 5, across the Channel; …вдыхая «Chanel № 5», глядя «Channel Four» по ту сторону Channel’a (пер. О. Акимовой). В данном примере фонетически сближаются слова Channel – телевизионный канал, Chanel – название туалетной воды и Channel – водный канал. Примечательно, что переводчик с целью сохранения автор­ского замысла оставляет оригинальное написание.

В произведении «99 франков» Ф. Бегбедер использует семантический каламбур, чтобы через образ отдельно взятого героя дать характеристику целой социальной группе холостяков, проводящих свое время в различных развлекательных заведениях и употребляющих алкоголь и наркотики в большом количестве: Tu as vidй le rйservoir а glace par terre. Tu glisses et te retrouves allongй sur dix centimиtres de neige pilйe. Tu te noies dans les cubes froids. Tu pourrais t’endormir au milieu de ces milliers d’icebergs. Couler comme une olive au fond d’un verre gйant. Absolut Titanic.– Ты вывернул на пол весь запас льда из морозилки. Ты скользишь и падаешь на десятисантиметровый слой льда. Тонешь в холодных кубиках. А что, если так и заснуть среди этих тысяч мини-айсбергов? Уснуть, пойти ко дну, как оливка, в гигантском стакане кухни. «Титаник», канувший в «Абсолют».

Дословный перевод последнего предложения с французского языка – Абсолютный Титаник. Обыгрывание внутренней формы прагматонима «Абсолют» (торговая марка водки) становится особенно очевидным в данном варианте перевода.

Анализ произведений массовой литературы показал, что помимо реально существующих прагматонимов в тексты художественных произведений включаются еще и вымышленные, так называемые стилизованные прагматонимы. Общее количество стилизованных прагматонимов в анализируемых произведениях массовой литературы невелико (около 3% от общего количества прагматонимов), однако каждое такое употребление функционально значимо.

Анализ показал, что все стилизованные прагматонимы несут в себе определенную смысловую нагрузку и выполняют в тексте различные функции.

Информационная функция связана с созданием авторами вымышленного прагматонима в строгом соответствии с нормами и моделями реально существующих прагматонимов. Реальные прагматонимы служат образцом для создания стилизованных имен в точном соответствии с коммуникативными ожиданиями адресата. В данном случае мы имеем дело с эмоционально нейтральной стилизацией, передающей сведения о характере именуемого объекта.

Информацию об обозначаемом объекте может передавать как словообразовательная модель стилизованного прагматонима, так и значение слова, положенного в основу названия. Например, в романе А. Гавальда «Мне бы хотелось, чтобы меня кто-нибудь где-нибудь ждал» фигурирует вымышленный прагматоним «Рофитекс» – фирма-производитель садовой мебели: Son papa a repris l’affaire familiale. Une entreprise de fabrication de meubles de jardin en rйsine blanche. Les meubles Rofitex. Garantis dix ans contre le jaunissement et sous n’importe quel climat.– Папаша Девермон унаследовал семейный бизнес. Предприятие по производству садовой мебели из белой пластмассы. Мебель «Рофитекс». Гарантированно не желтеет десять лет в любом климате. Торговые марки, имеющие подобную структуру, оканчивающиеся на -ex, широко распространены в разных странах (ср. реально существующие прагматонимы Kotex, Kleenex, Chemex, Mattex и под.). Таким образом, у читателя создается впечатление о соответствии данного прагматонима реальной действительности, что способствует приближению к реальности всего повествования.

В другом произведении писательницы «Просто вместе» встречается вымышленное название фирмы, оказывающей услуги уборки: Touclean, mesdames et messieurs, rйpond а toutes vos exigences en matiиre de propretй. Particuliers, professionnels, bureaux, syndics, cabinets, agences, hфpitaux, habitats, immeubles ou ateliers, Touclean est lа pour vous satisfaire. – «Touclean», дамы и господа, позаботится о том, чтобы вас всегда окружала чистота. Квартиры, офисы, бюро, кабинеты, агентства, больницы, жилые и нежилые помещения – «Touclean» к вашим услугам (пер. Е. Клоковой). Компонент clean в составе вымышленного прагматонима однозначно указывает на характер услуг данной фирмы.

Аллюзивная функция заключается в употреблении стилизованных онимов в качестве намека на реально существующие прагматонимы. В данном случае мы имеем дело с шаржированием. Шаржированные имена собственные не просто в утрированной форме передают оценочную информацию о времени и месте повествования, но и содержат зашифрованные намеки, связанные с конкретными лицами, местами или событиями [Крюкова 2011]. Читатель может легко узнать протоним (прототипный оним), положенный в основу такого названия.

Например, в романе Фредерика Бегбедера «99 франков» фигурирует компания по производству молочных продуктов под названием «Madone»: Ce matin а 9 heures, j’ai petit dйjeunй avec le Directeur du Marketing de la Division Produits Frais de Madone, l’un des plus grands groupes agroalimentaires du monde (84,848 milliards de francs de chiffre d’affaires en 1998, soit 12,935 milliards d’euros), dans un bunker d’acier et de verre dйcorй а la Albert Speer.– Сегодня в 9 утра я отзавтракал с директором по маркетингу отдела молочной продукции «Манон» – одной из крупнейших агропромышленных корпораций в мире (торговый оборот в 1998 г. – 84,848 миллиардов франков, или 12,395 миллиардов евро) – в бункере из стекла и стали с дизайном в духе Альберта Шпеера.

Это шаржированный прагматоним, содержащий намек на извест­ную торговую марку «Данон». Автор даже употребляет слоган компании: Bien sыr, il y a la signalйtique «mm Madone» аla fin, cela va sans dire. – Ну и, конечно, в конце мы даем обычный джингл: «М-м-м, “Манон” ...».

Обратим внимание на перевод прагматонима. В оригинальном контексте автор употребляет стилизованный прагматоним Madone, в то время как переводчик использует трансформированный вариант названия «Манон». Считаем, что в данном случае переводчик изменил оригинальное звучание с целью донести до российского читателя смысл шаржированного прагматонима, используемого в оригинальном тексте. Несомненно, прагматоним «Манон» при наличии рекламного слогана у подавляющего большинства читателей вызывает ассоциации с рекламой реально существующего прагматонима «Данон».

Известно, что роман Ф. Бегбедера «99 франков» – во многом автобиографическое произведение. В произведениях такого рода часто используются шаржированные имена собственные с целью эвфемизации, когда употребление названия в неизменном виде нежелательно или вообще недопустимо. Применительно к шаржированным прагматонимам эвфемизация способствует соблюдению закона о невозможности использования товарного знака без специального разрешения (см. Закон о товарных знаках).

Третья функция стилизованного прагматонима – юмористиче­ская. Она заключается в том, что стилизованный оним в шутливой и безобидной форме вскрывает комизм, присущий тому или иному явлению (Крюкова 2004). В рассмотренных произведениях массовой литературы комический эффект возникает преимущественно в минимальном контексте и строится на несоответствии вымышленного прагматонима и сопровождающего его родового термина. Например, в романе И. Стогова «Мачо не плачут» в одном из эпизодов герои придумывают сразу несколько прагматонимов: Фирма «Узбекистан» предлагает вам свою новейшую продукцию. Одноразовые часы и детскую водку «Малыш». Оптовым покупателям – скидки. Детская водка «Малыш» продается по цене сорок пять центов за пол-литра и семьдесят пять центов литр. Оживление внутренней формы стилизованного названия водки и включение его в пародийный рекламный текст создает комический эффект.

Таким образом, стилизованные прагматонимы нечасто употребляются в текстах массовой литературы, но при этом несут большую функциональную нагрузку, способствуют реализации художественного замысла автора.

В целом рассмотренный материал показал, что прагматонимы способны выступать не только в качестве рекламного средства, но и служить целям характеризации персонажей, времени и места действия, употребляться в качестве яркого образного средства в составе тропов и стилистических фигур, что, в конечном счете, разрушает бытовавшее долгое время представление о прагматонимах как о «знаках-бирках», «знаках-этикетках», лишенных лексической семантики.

В заключении диссертации подводятся итоги проведенного исследования и намечаются перспективы. Некоторые аспекты функционирования рассмотренных ономастических единиц, такие как зависимость функций прагматонимов от стиля и жанра текста, а также особенности передачи прагматонимов при переводе, которые в настоящей работе лишь упоминались, представляются перспективными для дальнейшего исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в рецензируемом журнале, рекомендованном
ВАК Минобрнауки России


1. Шведова, Н.Л. Функциональная специфика рекламных имен в произведениях «женской литературы» / Н.Л. Шведова // Изв. Волгогр. гос. пед. ун-та. Сер. «Филологические науки». – 2010. – №10(54). – С. 89–92 (0,4 п.л.).

2. Шведова, Н.Л. Прагматонимы в произведениях художественной литературы: рекламная и стилистическая функции // Изв. Волгогр. гос. пед. ун-та. Сер. «Филологические науки». – 2011. – №10(64). С. 67–71 (0,4 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов и материалов
научных конференций


3. Суичмезова (Шведова), Н.Л. Прагматонимы как средство косвенной рекламы / Н.Л. Суичмезова // Личность, речь и юридическая практика: сб. науч. тр. междунар. науч.-метод. конф. – Ростов н/Д.: ДЮИ, 2008. – Вып. 11. – С. 237–240 (0,3 п.л.).

4. Шведова, Н.Л. Прагматоним и технологии product placement в российской и американской массовой литературе / Н.Л. Шведова // Коммуникативные аспекты современной лингвистики и лингводидактики: материалы межрегион. науч. конф. г. Волгоград, 4 февр. 2009 г. / сост. В.П. Свиридонова, Н.Н. Остринская, Н.Л. Шамне [и др.]. – Волгоград: Волгогр. науч. изд-во, 2009. – С. 145–152 (0,35 п.л.).

5. Шведова, Н.Л. Функции рекламных имен в произведениях И. Стогова / Н.Л. Шведова // Язык – текст – дискурс: традиции и новаторство: материалы междунар. науч. конф.: в 2 ч. / под. ред. проф. Н.А. Илюхиной; Фед. агентство по образованию. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 2009. – Ч. 2. – С. 210–214 (0,3 п.л.).

6. Шведова, Н.Л. Прагматонимы как средство художественной характеризации / Н.Л. Шведова //Науч. вестн. Волгогр. акад. гос. службы. Сер.: Политология и социология. – 2010. – № 2. – С. 105–107 (0,25 п.л.)


ШВЕДОВА Нелли Леонидовна

Функциональная специфика прагматонимов

(на материале современной массовой литературы)


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук


Подписано к печати 14.11.11. Формат 60´84/16. Печать офс. Бум. офс.
Гарнитура Times. Усл.-печ. л. 1,4. Уч.-изд. л. 1,5. Тираж 110 экз. Заказ .


Издательство ВГСПУ «Перемена»

Типография Издательства ВГСПУ «Перемена»

400131, Волгоград, пр. им. В.И.Ленина, 27

Похожие:

Функциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы) iconМалообеспеченные в современной России: специфика уровня и образа жизни. Социологические исследования (социс), 2009, №8 (принята к печати)
Малообеспеченные в современной России: специфика уровня и образа жизни. – Социологические исследования (социс), 2009, №8 (принята...
Функциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы) iconКоммуникативно-прагматическая специфика политического дискурса (на материале речей А. И. Лебедя) специальность
Работа выполнена на кафедре стилистики русского языка и журналистики Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения...
Функциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы) iconПоэтика романа-монтажа (на материале американской, немецкой и русской литератур)
Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, преподаватель кафедры теории литературы
Функциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы) icon14 Международная ярмарка интеллектуальной литературы
Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fictio№, проходившая под патронатом Федерального Агентства по печати и массовым...
Функциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы) iconБорис Голдовский Светлана Смолянская театр кукол украины страницы истории Ст-Фрациско, 1998
На широком фактологическом материале, историко-культуриом фоне раскрывается многообразие форм и специфика театра кукол Украины XVII...
Функциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы) iconКомпозиционный полифонизм: генезис и структурные модификации (на материале романной прозы XIX-XX веков)
Работа выполнена на кафедре русской классической литературы и теоретического литературоведения
Функциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы) iconВариантная флексия атрибутивного прилагательного на материале немецкой художественной литературы XVIII-XX вв.
Работа выполнена на кафедре немецкого языка фгбоу впо «Тверской государственный университет»
Функциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы) iconКалендарно-тематическое планирование уроков литературы 7 класс
...
Функциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы) iconОбраз женщины в современной массовой культуре
Среди основных ценностных характеристик этой культуры присутствуют мифологический примитивизм в мировоззрении, ювенилизация и инфантилизм,...
Функциональная специфика прагматонимов (на материале современной массовой литературы) iconПередача английских конструкций с придаточными предложениями, вводимыми сочетанием «предлог + союз what», при переводе на русский язык (на материале прессы и художественной литературы)
Охватывают весьма широкий круг субъектов или объектов
Разместите кнопку на своём сайте:
kaz.docdat.com


База данных защищена авторским правом ©kaz.docdat.com 2013
обратиться к администрации
kaz.docdat.com
Главная страница