§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения




Название§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения
страница4/33
Дата конвертации24.02.2016
Размер5.51 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
§ 4. На пути к стабилизации:

калининградская адвокатура в первой половине 1950-х годов


Председательство С.С. Оганесова. Ревизии Минюста РСФСР. Новый президиум коллегии и новый его председатель В.В. Мандрыкин. Негативные перемены в работе калининградской адвокатуры. Конфликт на отчетно-выборном собрании коллегии в марте 1954 г. В преддверии перемен.


Период становления калининградской адвокатуры завершился в первой половине 1950-х гг. За это время в целом сформировалась структура коллегии, количество ее членов постепенно приближалось к максимальной норме, заметно улучшилась ситуация с кадрами, повысилось качество работы. С каждым годом положение Калининградской областной коллегии адвокатов становилось все более стабильным, хотя и не лишенным периодических потрясений – небольших внутренних конфликтов, осложнений отношений с контролирующими органами и т.п. Впрочем, речь идет о живом социальном организме, развивавшемся в реальных исторических условиях. Полностью беспроблемным его существование не могло быть в принципе. Однако очевидно, что стадия зрелости уже наступала…

Первые шаги на пути к стабилизации коллегия сделала благодаря новому председателю ее президиума С.С. Оганесову. Для начала ему удалось добиться главного – успокоения эмоций и оздоровления психологической атмосферы в коллективе. Менее чем через год после избрания (1 – 2 марта 1951 г.) от лица президиума он отчитывался о проделанной работе на общем собрании коллегии. Изменения структурного свойства за этот период были крайне незначительны. Количество юридических консультаций сохранилось прежним. Несколько сократилось численность членов коллегии. К началу 1951 г. в ней состояло 48 адвокатов и один стажер. Из них высшее юридическое образование имели 28 и среднее 13 человек, окончили одногодичную школу и прошли курсовую подготовку пять адвокатов, а еще двое были вообще без специального образования. Партийных членов коллегии насчитывалось 18, комсомольцев трое и беспартийных 27. По стажу работы картина выглядела так: стаж до трех лет имели 22 человека, от трех до пяти – 8, от пяти до десяти – 17 и свыше 10 лет – один. Возрастная структура и национальный состав калининградских адвокатов были следующими: до 25 лет – 7, от 25 до 35 – 26, от 35 до 45 – 10, свыше 40 – 5 человек; русских – 36, евреев – 11, армян – один (Оганесов)1.

За прошедший год коллегию покинуло 12 человек. Из них 10 по разным причинам было отчислено, а троих исключили. Одного, успевшего поработать всего 11 дней, – за вымогательство гонорара, другого – за грубое нарушение финансовой дисциплины, третьим являлся Л.А. Сац2. В течение того же периода десятерых человек зачислили в калининградскую адвокатуру. В их числе восемь обладало высшим юридическим образованием. Это обстоятельство было явным достижением. Особенно в свете приказа Минюста СССР от 18 февраля 1950 г., посвященном работе адвокатур, где выдвигались жесткие требования в отношении образовательного уровня членов коллегий3.

Главные показатели годовой работы региональной адвокатуры характеризовались следующими цифрами. Проведено 2582 платных уголовных дела (с взысканием гонорара с клиента) и еще 1817 уголовных дела «в порядке ст. 55 УПК РСФСР» (обязательных – по требованию судов и трибуналов, с небольшой повременной оплатой труда). Гражданских дел, как и раньше, насчитывалось гораздо меньше – 159 платных и 68 бесплатных. Кроме того, члены коллегии дали 3004 устных совета-консультации4. Средняя зарплата адвокатов в этом году достигала приблизительно 1200 рублей в месяц. У стажеров и молодых работников она составляла от 500 до 700 рублей, у опытных специалистов – 2000 тысячи рублей и выше. Доходы по-прежнему поступали нестабильно и неравномерно1. Существенно повысили калининградские адвокаты в 1950 г. уровень общественно-массовой работы по пропаганде советского права. Они сделали 397 докладов и прочитали 346 лекций2.

Важнейшим достижением в повышении качества работы С.С. Оганесов в своем отчетном докладе признавал искоренение случаев пьянства и срыва адвокатами судебных заседаний3. О политической благонадежности членов коллегии и «космополитической вылазке» начала 1950 г. в докладе прямо не говорилось, но отдельные его фрагменты были откровенно направлены против антисоветских высказываний Л.А. Саца. Например, такой пассаж: «В противоположность адвокатуре в буржуазных странах, где роль адвоката сводится к выгораживанию клиента, затушевыванию истины, перед советскими адвокатами стоит совершенно иная задача – вести свою защиту таким образом, чтобы поднять ее на высоту интересов нашего социалистического государства, т.е. защищая подсудимого иметь в виду, что каждое преступление носит антигосударственный характер и наносит вред нашему обществу./ Задача адвоката заключается в том, чтобы защищая помнить, что в судебном деле формируется общественное мнение, смыкаясь с другими общественно-политическими отношениями вне зала суда, вырастает в определенную политическую силу./ Отсюда и вывод, что правильное, добросовестное и умелое выполнение адвокатами своих профессиональных обязанностей оказывает большое влияние на наше советское правосудие и помогает государству в коммунистическом воспитании нашего народа»4.

Безусловно, что в течение первого года работы нового председателя президиума были допущены различные ошибки и просчеты, ряд острых проблем не удалось разрешить. Это признавал и сам С.С. Оганесов, об этом ему напоминали некоторые участники общего собрания. Так, многие адвокаты жаловались на то, что отношение отдельных судей и прокуроров к адвокатам очень плохое. В качестве противоположенного – положительного – примера, говорилось об исключительно хороших взаимоотношениях с трибунальскими работниками. В некоторых судах прокуроры вели себя как полные хозяева процесса, а судьи всячески им потакали, не воспринимая адвокатов в качестве равной обвинителям стороны. Зачастую возникали открытые конфликты. Один из них оказался вовсе комическим, но вызвал большой скандал. Так, народный судья из Немана (товарищ Белохонов), крайне возмущенный «необъективной» позицией на процессе адвоката Е.М. Прунеса выхватил, когда тот собирался присесть, из-под него стул. Наверно всем присутствующим, кроме Ефима Матвеевича, было очень смешно…1. Следует обратить внимание, что конфликтный стиль поведения прокурорских и судебных работников в отношении адвокатов, не являлся какой-то региональной особенностью. Подобное положение вещей имело место везде по стране. В упоминавшемся приказе Минюста СССР от 18 февраля 1950 г. содержалось требование изжить грубость и пренебрежение со стороны судей в отношении защитников на процессах2.

Отдельные молодые адвокаты жаловались, в своих выступлениях на собрании, на то, что опытные коллеги мало уделяют им внимания и не помогают профессиональному росту. На это же обстоятельство обращала внимание старший ревизор областного управления Минюста И.Е. Закс3.

Особо же болезненно, не только Оганесовым, но и почти всеми другими членами коллегии, было воспринято критическое замечание представителя обкома ВКП (б) тов. Зубенина. Он обвинил калининградских адвокатов в полном игнорировании бесплатной работы. Это замечание вызвало отповедь члена коллегии Розалии Шор: «Я считаю, что выступление тов. Зубенина о том, что адвокаты работают только за деньги является для нас оскорблением, нельзя же все сводить к деньгам, только к наживе, мы ведем общественно-массовую работу и это вовсе не связано с деньгами. Иногда в том, что не проводятся доклады виноваты не только адвокаты, но и отдельные учреждения, которые отказываются от лекций»1.

Между тем, именно «денежный» вопрос привел к одному из двух самых принципиальных решений общего собрания коллегии. В виду тяжелого финансового положения большинства юридическим консультаций и невысоких доходов основной массы адвокатов было решено снизить отчисления президиуму коллегии с 30 до 25%2.

Второе же принципиальное решение касалось персонального состава президиума коллегии. Некоторых из его членов – особенно В.Г. Каменского остро критиковали за допущенные просчеты в работе. Однако каждый из них сохранил свое место (Оганесов, Каменский, Казакова, Назаровская). Дополнительно общее собрание ввело в президиум трех человек: В.Н. Андреева – заведующего Гвардейской юрконсультацией, который прекрасно зарекомендовал себя на тот момент; Ф.Л. Кострицина – парторга коллегии, В. В. Мандрыкина – молодого, грамотного и перспективного адвоката (из стажеров в адвокаты был переведен незадолго до этого – 20 февраля)3.

По сравнению с предшествующим периодом, новое общее собрание членов Калининградской областной коллегии адвокатов состоялось достаточно быстро – 28 июля 1951 г. Оно посвящалось финансовым вопросам. Оказалось, что решение о снижении процента отчислений президиуму было скоропалительным и непродуманным. Сверстанный в конце прошлого года бюджет коллегии, при этом нововведении не имелось возможности исполнить. На сей счет прошла оживленная дискуссия и прежнюю – 30-ти процентную норму отчислений восстановили с 1 августа текущего года1.

Спустя еще полгода – в течение января месяца 1952 г., коллегию одновременно проверяли ревизор отдела адвокатуры Минюста РСФСР Ю.А. Ефимов, а также административный отдел Калининградского обкома ВКП (б) в лице его заведующего П.А. Кузнецова и инструктора Н.Н. Чекалиной. Сюда необходимо добавить, что управление Минюста РСФСР по Калининградской области за 1951 г. провело четыре масштабные ревизии деятельности коллегии2.

Результаты январской проверки в целом оказались вполне удовлетворительными, и ничто, казалось бы, не предвещало ухода С.С. Оганесова. Кратко представим основные наблюдения и выводы ревизора Ю.А. Ефимова. Президиум на начало 1952 г. фактически состоял уже из 4 человек. Дело в том, что 12 июня 1951 г. Назаровскую освободили от обязанностей члена президиума «как несправившуюся с определенным ей участком работы» (ответственная за общественно-массовую работу), а в декабре того же года из коллегии исключили В.Н. Андреева – за грубое нарушение финансовой дисциплины. Кроме того, временно от работы тогда был отстранен В.Г. Каменский, в связи с тем, что против него было возбуждено уголовное дело (второе в его карьере) по ст. 76 УК РСФСР (публичное оскорбление представителя власти)3.

На тот момент в области было 25 юридических консультаций (периодически в продолжение 1951 г. одна – три консультации прекращали функционировать из-за кадровых проблем), работало всего 48 адвокатов, в том числе 24 – в Калининграде. Их распределение по основным показателям было таким. Возраст: до 25 лет – 2, от 25 до 30 – 21, от 30 до 40 – 15, свыше 40 – 10 человек; Национальность: русских – 35, евреев – 9, украинцев – двое, белорусов и армян по одному человеку; Образование: высшее юридическое образование имело 27 человек, среднее юридическое – 17, без специального юридического образования – четверо; Партийная принадлежность: членов партии – 17, комсомольцев – 10, беспартийных – 21; Стаж работы в органах юстиции: до трех лет – 15, от трех до пяти лет – 6, от пяти до десяти лет – 22, свыше 10 лет – 5 человек; По стажу работы в адвокатуры: до трех лет – 23, от трех до пяти – 7, от пяти до десяти – 13, свыше 10 – 5 человек1.

За 1951 г. калининградскими адвокатами было проведено 5362 уголовных дела, из них 1619 – «в порядке ст. 55». Гражданских же дел насчитывалось опять мало – всего 202. Адвокатами коллегии за минувший год было составлено 1320 деловых бумаг, в их числе 503 бесплатных. Сюда надо добавить 4022 устных совета населению. Все они давались бесплатно. Средняя зарплата адвокатов составляла в этом году 1310 рублей в месяц.

Как и за первый отчетный период председательства Оганесова, в 1951 г. по вине адвокатов не было срывов заседаний в судах или военных трибуналах. «Случаев политических неправильных выступлений адвокатов в судебных заседаниях ревизией не установлено»2.

Количество нарушений калининградскими адвокатами производственной дисциплины и совершения ими проступков бытового характера сравнительно с прежними временами неуклонно снижалось. Так, в 1949 г. президиум коллегии рассмотрел 32 дисциплинарных дела, в 1950 – 24, а в 1951 – 21. В 1951 г. было исключено из коллегии 4 человека (за нарушения финансовой дисциплины), отстранено от работы на определенный срок еще четверо, строгий выговор получили двое, выговор – шестеро, а двое замечание1.

Уровень общественно-массовой работы в коллегии оставался в 1951 г. достаточно высоким. Калининградские адвокаты провели 637 лекций, докладов и бесед среди населения. 15 их просветительских статей было опубликовано в печати2.

Приводил ревизор Минюста РСФСР в своем отчете многие примеры нарушений, недочетов, упущений и т.п. Среди них, однако, трудно найти хотя бы одно, способное быть серьезным основанием для отставки С.С. Оганесова. Ему, конечно, можно было инкриминировать нарушения членов президиума (Андреева, Каменского, Назаровской), но ведь с ними руководство коллегии разобралось и мужественно очистило свои ряды от слабых и недостойных работников. Тем не менее, на общем собрании адвокатов коллегии, состоявшемся 17 марта 1952 г. из всего президиума осталось, только два человека. Ушли Казакова и Оганесов. Сергей Семенович почти сразу покинул калининградскую адвокатуру. Почему все это произошло, по имеющимся в фонде коллегии документам установить невозможно. Предполагать же здесь какие-либо варианты не имеет смысла. Хотя понятно, что имела места какая-то интрига.

Новый состав президиума Калининградской областной коллегии адвокатов стал таким. Председатель – Мандрыкин Владимир Васильевич: 1923 года рождения, русский; воевал, в результате ранения позднее получил инвалидность; член КПСС с 1946 г.; в 1950 г. окончил Саратовский юридический институт, в Калининградскую область направлен Минюстом РСФСР в августе 1950 г., до этого момента опыта работы в органах юстиции не имел; в коллегию принят стажером 22 августа 1950 г., а 2 марта 1951 г. введен в ее президиум. Заместитель председателя и ответственный секретарь – Николаенко Евгения Ивановна. Одна из основателей калининградской адвокатуры занимала этот пост до июня 1953 г., пока не была отстранена за «нарушение гонорарной практики» и «неправильное получение командировочных денег». Члены президиума – Кострицин Федор Леонтьевич (1905 года рождения, русский; член партии с 1932 г.; в 1946 г. заочно окончил Новосибирскую юридическую школу, учился в 1953 г. в Высшей юридической заочной школе (ВЮЗИ); в калининградской адвокатуре работал с 1949 г.; несколько лет являлся парторгом коллегии), Булатова Людмила Васильевна (1924 года рождения, русская; беспартийная; в 1945 г. окончила Казанский юридический институт, в коллегии с сентября 1951 г., после отстранения Е.И. Николаенко заняла ее должности в президиуме), Зайцева Тамара Александровна (один из ветеранов коллегии), Соловьев Георгий Валентинович (1923 года рождения, русский; кандидат в члены КПСС; в 1952 г. студент V курса Московского филиала ВЮЗИ; в коллегии с октября 1951 г., в январе 1953 г. был выведен из состава президиума – «как не обеспечивший выполнения возложенных на него обязанностей – ответственного за организацию и руководство работой по оказанию юридической помощи колхозам»), Наумова Александра Михайловна (1925 года рождения, русская; член КПСС; в 1951 г. окончила Ленинградскую юридическую школу и училась в Ленинградском филиале ВЮЗИ; в коллегии с августа 1951 г.; в январе 1953 г. выведена из состава президиума по личному заявлению). 4 – 5 января 1953 г. на место выбывших Соловьева и Наумовой общее собрание Калининградской областной коллеги адвокатов избрало Маликина Давида Семеновича (1924 года рождения, еврей; член КПСС; в 1950 г. окончил Минский юридический институт; в коллегии с февраля 1952 г., но скоро он ушел на должность ревизора по адвокатуре и нотариату в управление Минюста Калининградской области) и Козлову Марию Захаровну (1925 года рождения, русская; беспартийная; в 1950 г. окончила Вильнюсский филиал ВЮЗИ; в коллегии с июля 1950 г.)1.

Свой первый «экзамен» новый президиум во главе с молодым председателем (самым молодым из прежних руководителей, если не считать Е.И. Николаенко, являвшейся «исполняющей обязанностей») держал 24 – 25 января 1953 г. на общем собрании членов коллегии. Принципиальных структурно-кадровых изменений к тому моменту в калининградской адвокатуре не произошло. Действовало тогда 22 юрконсультации, и формально существовали, но не работали, еще две. Центральная консультация Калининграда не была открыта по причине отсутствия помещения, а консультацию Калининградского-сельского района, как всегда, не смогли укомплектовать. На январь 1953 г. коллегия включала 56 человек. Из них в Калининграде работало 33 адвоката. Кадровый состав характеризовался следующими социально-демографические показателями. Возраст свыше 40 лет имели 11 человек, от 30 до 40 – 20, от 25 до 30 – 23, до 35 – двое. Русских было 38, евреев – 13, украинцев – 3, поляков, белорусов и осетин – по одному человеку. Партийных адвокатов насчитывалось 31, комсомольцев – 9, беспартийных – 16. Высшее образование имел 31 адвокат, среднее юридическое – 21, не получили законченного юридического образования четверо. Свыше 10 лет в адвокатуре работало 5, от 5 до 10 лет – 11, от 3 до 5 лет – 11, до 3 лет – 20 и до одного года 10 человек1.

За прошедший период из коллегии было отчислено семь адвокатов по собственному желанию и двоих исключили за присвоение гонорара и нарушение финансовой дисциплины. Приняли же в коллегию 13 человек, из них семерых с высшим юридическим образованием.

Производственные показатели работы коллегии были такими: проведено 342 гражданских дела (небольшой рост по сравнению с предыдущим годом), 2571 платных уголовных дел и 1425 уголовных дел в порядке ст. 55 УПК РСФСР. Составлено 1715 деловых бумаг, из них 510 бесплатных. Дано 2400 устных совета, среди которых 110 являлось платными. Кроме того, во исполнение приказа Минюста СССР № 45 от 10.09.1951 г. серьезное внимание уделялось оказанию юридической помощи колхозам по ликвидации дебиторской задолженности. Традиционно данное направление деятельности адвокатуры считалось одним из наиболее запущенных. Правда, в управлении Минюста и обкоме партии полагали, что внимание решению данного вопроса являлось слабым (за что и вывели из президиума Соловьева)1. Средняя зарплата калининградских адвокатов составляла за рассматриваемый период 1067 рублей в месяц2. Доходы, таким образом, снизились. Заметно снизились в 1952 – начале 1953 г. масштабы общественно-массовой работы. Члены коллегии провели всего 315 лекций и бесед.

В целом можно говорить о том, что «оганесовский» президиум трудился не хуже. Тем не менее, контролирующие инстанции признали работу нового президиума удовлетворительной и отметили такие положительные достижения, как усиление контроля над повышением образовательного уровня адвокатов, снижение количества дисциплинарных дел, прогресс в работе с молодыми сотрудниками и пр.3. Что же касается недостатков, то их тоже выявили, но не квалифицировали в качестве особо серьезных. Критика «сверху» была скорее дружественной, хотя и порою жесткой. Например, выступавший на собрании председатель облсуда тов. С.К. Лелякин обращал внимание на недостаточную юридическую подготовку калининградских адвокатов, на то что, многие из них по групповым делам превращаются в прокуроров, плохо борются с процессуальными нарушениями народных судов – «Адвокаты не обращают на это внимание. Адвокат должен цепляться за каждое процессуальное нарушение, ошибку в деле»4.

К концу года положение дел в Калининградской областной коллегии адвокатов изменилось в худшую сторону. Имеется в виду точка зрения «вышестоящих органов». Ее они выразили в двух решениях. 30 ноября 1953 г. вышло постановление секретариата Калининградского обкома КПСС «О работе президиума Калининградской коллеги адвокатов». В нем выявлялись многие недостатки. В частности говорилось о зажиме критики снизу, о «канцелярском» стиле руководства, о слабом внимании идейно-политической и профессиональной учебе адвокатов, о невысоком уровне и масштабах юридической помощи колхозам и пр.1. 31 декабря 1953 г. управление Минюста РСФСР по Калининградской области в своем приказе обратило внимание президиума коллегии на неудовлетворительную работу в деле ликвидации дебиторской задолженности колхозов области. В этой работе за истекший год принимало всего 13% адвокатов2.

К новому отчетно-выборному собранию, прошедшему 26 – 26 марта 1954 г., президиум подошел в ожидании «серьезного разговора». Он состоялся. Причем резкая критика прозвучала не только сверху, но, даже более, снизу. Один из выступавших членов коллегии обрушился на президиум по поводу того, что руководство совершенно не заботилось о материально-бытовом положении адвокатов, об улучшении тяжелых условий труда. Приводились различные примеры. Адвокат Добровольский два года был вынужден жить в юридической консультации и спать на столе. О квартире для него никто не беспокоился. В юрконсультации Большаковского района не имелось стульев, помещение плохо отапливалось и требовало ремонта – «Обращающиеся в консультацию граждане вынуждены стоять… Устные советы приходится давать стоя у печки, в результате чего иногда даются неправильные советы»3. Прозвучало также предложение урегулировать оплату труда адвокатов за участие в сессиях военных трибуналов. Той суммы, которую трибуналы начисляли за выступление адвоката (50 – 70 рублей) едва хватало для возврата денег президиуму коллегии за командировочные1. Снова раздавались жалобы на предвзятое, порой, хамское поведение прокуроров и некоторых народных судей в отношении адвокатов2. Особо авторитетно такие обвинения звучали из уст бывшего старшего ревизора управления Минюста, а теперь адвоката – И.Е. Закс. Она и позднее поднимала этот вопрос. Так 21 мая 1955 г. на другом общем собрании коллегии Инна Едидовна заявила: «Существует такое мнение, что судья может обойтись без сторон в процессе. Судья М. зазналась, она считает суд своей вотчиной… Грамотные выступления требуют только от адвоката, а прокуроров забывают»3. Суровую критику в адрес президиума высказал заместитель начальника управления Минюста А.П. Ежков (не изжиты методы канцелярско-бюрократического руководства, не развивается критика и самокритика, не оказывается действенная помощь адвокатам и пр.)4.

Несмотря на все, собрание признало работу президиума коллегии удовлетворительной. Когда же определялся его персональный состав, и было предложено пять кандидатур (В.В. Мандрыкин, Ф.Л. Кострицин, А.А. Войнова, К.И. Доронин, А.Я. Рубежов), один из ответственных товарищей внес предложение «подвести черту» под выдвижением. Далее произошел серьезный инцидент. С мест послышались резкие возражения, и слово получил адвокат Михаил Иосифович Липкин. Его выступление являлось не просто смелым, а в определенной мере политическим – поскольку нарушало давно сложившийся порядок вещей. Следует привести его полностью: «Всегда, когда бы мы не проводили каких-либо собраний или совещаний – нам диктуют и оказывают на нас давление. Всегда на такое собрание является представитель Обкома партии и предлагает нам свое мнение. Вот и сегодня, представитель административного отдела Обкома партии собрал партийную группу, там отдельно «они» посовещались и решили за всех, как будто «они» большинство. Что же получается ?! «Они» уже решили без нас кого избрать. А где «мы» !? Хватит ! Больше этого не будет ! У нас демократия и «мы» не допустим, чтобы решали за нас. «Мы» невиноваты, что наш Президиум живет чужим умом./ Он ничего не делает сам, а прислушивается к голосу представителей Обкома, которые во всех вопросах оказывают давление. Многие, и в том числе я, желали выступить и высказаться, но нам не дали этого сделать и внесли предложение «подвести черту». Это нарушение демократии./ Почему «они» не посоветовались с профсоюзной организацией и кассой взаимопомощи ? Мы не должны жить чужим умом и будем решать сами вопросы, которые касаются нас ! Больше этого мы не должны допускать»1.

Обычно после таких выступлений в помещении устанавливается мертвая тишина, а сам возмутитель спокойствия хватается за сердце… При голосовании о необходимости «подведения черты» 25 адвокатов высказалось «за» и 17 «против». Смельчаков нашлось немало…

Когда же состоялось, чуть было не отмененное голосование, не прошла Войнова (24 голоса – «за» и 26 «против»). Остальных кандидатов избрали, и против всех из них многие высказывались против. На внезапно образовавшуюся вакансию в президиуме объявили дополнительные выборы. Члены коллегии единодушно избрали одного из ветеранов – Я.Л. Лурье (впоследствии – достаточно быстро, его вывели из президиума – как не справившегося с отведенным ему участком работы)1.

При обсуждении других вопросов на собрании М.И. Липкин предложил, ввиду ухудшения материального положения адвокатов, снизить отчисления президиуму до 25%, упразднить должность ответственного секретаря президиума (вместо нее внести в штат должность технического секретаря с окладом 500 рублей в месяц), снизить зарплату председателю президиума до 1500 рублей в месяц, установить зарплату заведующему центральной юрконсультацией 700 рублей (тоже снижение), и, наконец, увеличить отчисления на отпускные адвокатам до 10% от вала. Его предложения, за исключением снижения отчислений президиуму до 25% поддержали И.Е. Закс и А.П. Ежков. В таком виде они и были приняты – вместе с некоторыми другими решениями по сокращению расходов президиума (заодно и административного персонала «богатых» юридических консультаций) и увеличению доходов адвокатов (выплаты по 30 рублей за выступление в порядке ст. 55 УПК РСФСР и пр.). Работу же президиума признали удовлетворительной.

В скором времени М.И. Липкина привлекли к дисциплинарному взысканию – «за аполитичное выступление на общем собрании, за неправильное поведение в быту и утерю протокола общего собрания». Он был отстранен от работы на три месяца2.

Уже 2 августа 1954 г., вне плана, было собрано отчетное собрание Калининградской областной коллегии адвокатов. На данный период ее состав по сравнению с 1953 г. несколько изменился, хотя и не очень существенно. Членов коллегии теперь насчитывалось 58 человек (на два адвоката больше, чем в прошлом году). Из них партийных 27, комсомольцев – 7 и 24 беспартийных. Высшее юридическое образование имели 35 человек, среднее – юридическое образование – 16, одногодичную юршколу окончило пятеро и без специального образования оставалось двое. Стажем работы свыше 10 лет обладали 6 адвокатов, от 5 до 10 – 15, от 3 до 5 – 8 и до трех лет – 29. Национальный состав имел следующий вид: русских – 42, евреев – 11, украинцев – 2, белорусов, поляков, осетин – по одному1. Впрочем, отнюдь не статистическая динамика являлась главной причиной созыва внеочередного общего собрания. К середине 1954 г. существенно осложнилось финансовое положение калининградской адвокатуры. Она явно не выдерживала бремени принятых в марте решений. Выступавшие вносили разные предложения по оздоровлению ситуации. Говорилось о том, что, несмотря на указание управления Минюста РСФСР иметь в коллегии 75 адвокатов, вполне было бы достаточно и 60. Поскольку объем работы не столь велик, а, следовательно, могли бы снизиться гонорары адвокатов (хотя об этом прямо никто не осмелился сказать, но все понимали о чем идет речь). Кстати, президиум регулярно отказывался принимать в коллегию многих претендентов (свыше 10 человек за прошедшие месяцы было отвергнуто). Сам по себе этот факт говорит о достижении зрелости коллегии. Пределы роста достигнуты, потенциальная клиентура «не резиновая», а уменьшать свои доходы мало кому хотелось. В итоге члены коллегии приняли решение отменить выплаты адвокатам по 30 рублей за выступление в порядке ст. 55 УПК РСФСР и снизить отчисления в фонд отпускных с 10 до 7% от вала2.

Последнее общее собрание коллегии, которое можно отнести к периоду ее становления, состоялось 20 – 21 мая 1955 г. Оно носило чисто рабочий характер и практически никаких значимых корректив не принесло. Калининградские адвокаты заслушали отчет президиума за прошедшее время (с августа 1954 г.), обсудили вопросы об улучшении контроля над «дальнейшим повышением качества работы адвокатов» (нет, как говорится, предела совершенству) и «об улучшении системы оплаты труда». Кроме того, был утвержден бюджет коллегии1. Очевидно, что в ее жизни незримо начинался новый этап – более спокойный и предсказуемый, менее насыщенный выразительными событиями. Этап, в течение которого, один год мало отличим от многих последующих и предыдущих…


Очерк второй:

«Калининградская адвокатура во второй половине 1950-х – первой половине 1980-х годов»


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Похожие:

§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconПлан-конспект урока: «Эволюция человека»
От кистеперых рыб произошли древние земноводные — ихтиостеги. Появились первые отряды крылатых насекомых — тараканы и стрекозы. 10....
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconПрограмма ХIII городской научно-практической конференции школьников «первые шаги в науку»
Программа XIII городской научно-практической конференции школьников «Первые шаги в науку»/ Составители: Дубченко Е. А., Тараканова...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconЛ. Либединская "литературу надо любить!"
Мне трудно вспомнить, когда я впервые услышала имя Корнея Ивановича Чуковского. Так же, как трудно вспомнить услышанный впервые шум...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconПроцветающая беларусь независимость бывает только экономической
Беларусь накопила огромный потенциал роста. Его осталось только реализовать. Основные проблемы, сдерживающие реализацию накопленного...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconИстория молодежного правоохранительного движения
Молодежное правоохранительное движение в Республике Татарстан существует с 1954 г. Первые организации созданы в Кировском, Бауманском...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconШкольная научно-практическая конференция первые шаги в науку 2011
Данная исследовательская работа предполагает изучить образ Бабы-Яги в русских народных сказках и мультфильмах
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconЛюбимов А. В. Мбуз гкб №7 Транзиторная ишемическая атака (тиа)
Риск ишемического инсульта составляет приблизительно 10-20% в первые 3 мес после тиа, причем половина инсультов развивается в первые...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconНатиг Орудж оглы Основные приоритеты внешней политики Азербайджана (1993-2010 гг.)
Охватывают основные этапы становления политики Азербайджана на международной арене, первые шаги молодой республики, и дальнейшее...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconКитцбюэль это небольшой и очень уютный городок, имеющий небольшой исторический центр. Он известен всем как один из первых горнолыжных курортов. Первые
Первые подъемники были построены здесь в 1928 году. Сейчас здесь большая сеть подъемников и канатных дорог, правда, отели расположены...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconСениоры активно записываются на компьютерные курсы
«Подключайся, Латвия!» бесплатным компьютерным курсам, принять участие в проекте до сих пор приглашаются и учителя, чтобы общими...
Разместите кнопку на своём сайте:
kaz.docdat.com


База данных защищена авторским правом ©kaz.docdat.com 2013
обратиться к администрации
kaz.docdat.com
Главная страница