§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения




Название§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения
страница6/33
Дата конвертации24.02.2016
Размер5.51 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
§ 2. Калининградская областная коллегия адвокатов

в 1964 – 1973 годах: от Ежкова к Ежкову


Историко-правовая ситуация в СССР середины 1960-х – начал 1970- х г. Калининградская адвокатура «на подъеме» – первое председательство А.П. Ежкова. Тяжелые 1965 – 1966 гг. А.С. Коротков. Во главе коллегии Г.Л. Саппо. Внутриведомственное противостояние. Оппозиция выдерживает давление. Второй «приход» А.П. Ежкова.


В истории калининградской адвокатуры второй половины 1960-х – первой половины 1980-х г. выделяется два основных этапа. Первый, продолжавшийся до 1973 г., характеризуется латентным внутренним противоборством членов коллегии, вызванном нерешенностью вопроса о власти. Главными отличительными чертами второго этапа являются стабильность развития и заметный рост профессионального уровня адвокатуры. Прежде, чем перейти к рассмотрению первого этапа, рассмотрим историко-правовые условия того времени.

Советские правоохранительная система и нормативно-правовая база страны в течение второй половины 1960-х – первой половины 1970-х г. существенно видоизменились, что прямо отразилось на работе адвокатов и их корпораций. Главное структурное новшество было обусловлено совместным постановлением ЦК КПСС и СМ СССР «О мерах по улучшению работы судебных и прокурорских органов» от 30 июля 1970 г. Этим актом восстанавливалось союзно-республиканское Министерство юстиции СССР (вместо юридических комиссий при Совминах Союза и республик). Наряду с другими задачами в его компетенцию входили функции руководства адвокатурой. Министерство контролировало соблюдение коллегиями адвокатов законодательства, устанавливало порядок оплаты юридической помощи и труда адвокатов. Согласно постановлению в структуре Минюста был создан отдел адвокатуры1.

Законотворчество рассматриваемого периода отличалось еще большей масштабностью, нежели в предшествующие годы. Однако оно не носило отрицающего, революционного характера и развивалось в направлении совершенствования, конкретизации, обобщения и систематизации прежних правовых норм и институтов. Особо значимыми плодами законотворческих работ стали новые кодексы. В 1968 г. были приняты союзно-республиканские «Основы семейного законодательства» и «Основы земельного законодательства», в 1969 г. – «Основы исправительно-трудового законодательства», в 1970 г. – «Основы законодательства СССР и союзных республик о труде» и «Основы водного законодательства», в 1975 г. – «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о недрах». На их базе в те же или ближайшие годы принимались соответствующие кодексы союзных республик. Вступление в силу уже первых из перечисленных кодексов вызвало к жизни подзаконное нормотворчество, непосредственно отразившееся на деятельности адвокатур. «В 1969 – 1970 гг. изменяется порядок и момент привлечения защитника к делу, т.е. усиливается право обвиняемого на защиту. Теперь адвокат допускается к участию в деле с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления ему для ознакомления всего производства по делу. Но по постановлению прокурора он может быть допущен и с момента предъявления обвинения»1. Таким образом, общественно-политическая и юридическая значимость самого института адвокатуры приобретала более весомую ценность.

***

Как уже было описано выше, в конце февраля – начале апреля 1963 коллегию возглавил Анатолий Павлович Ежков. Первое его председательство продолжилось недолго, однако положительные тенденции в работе калининградской адвокатуры наметились практически сразу. В частности укрепились финансовое положение и дисциплина труда. За счет структурной реорганизации коллегии и небольшого роста ее численного состава более равномерно (и справедливо) была распределена нагрузка на адвокатов. Улучшилось качество работы по некоторым направлениям – гражданские дела, пропаганда права среди населения, обслуживание колхозов и совхозов, идейно-политическая и специальная подготовка калининградских адвокатов.

Иллюстрацией этих тенденций служат следующие статистические данные. На 1 августа 1964 г. коллегия включала 13 юридических консультаций и 49, работавших в них, адвокатов. Это были центральная юридическая консультация (заведующий Д.С. Маликин, работало 16 адвокатов); юрконсультации Центрального (И.Н. Голубев, 3 адвоката), Октябрьского (И.Ф. Сергеева, 3 адвоката), Московского (Г.И. Гарскова, 2 адвоката), Ленинградского (Д.А. Мангейм, 7 адвокатов) и Балтийского (Г.Л. Саппо, 5 адвокатов) районов г. Калининграда; консультации городов Советска (Л.В. Карабаш, 5 адвокатов; обслуживала города Советск, Неман, Славский и Краснознаменский районы), Черняховска (Т.Н. Мальгина, 2 адвоката; обслуживала Черняховский и Озерский районы), Гусева (В.И. Яновская, 2 адвоката; обслуживала Гусевский и Нестеровский районы), Зеленоградска (Е.А. Арсенова, 2 адвоката; обслуживала Зеленоградский и частично Гурьевский районы, города Светлогорск, Пионерск и другие населенные пункты побережья), Балтийска (О.С. Гориславец, один адвокат; обслуживала, преимущественно, контингент военных), а также Полесского (В.Г. Киселев, один адвокат) и Правдинского (Терещук Л.Л., один адвокат) районов1. Сеть и дислокация юрконсультаций была установлена общим собранием коллегии и утверждена облисполкомом. Предельная численность адвокатов при этом составляла 54 человека2.

Состав коллегии на тот момент был таким: женщин – 28, мужчин – 21; русских – 39, евреев – 5, украинцев – 4, белорусов – одна; возраст до 30 лет имели 6, от 30 до 35 лет – 10, от 35 до 40 лет – 13, от 40 до 50 лет – 11, свыше 50 лет – 8 и свыше 60 – один человек; членов партии – 29, кандидатов в члены партии – 2, беспартийных – 19, комсомольцев не было; высшее юридическое образование имело 45 человек, неоконченное высшее – двое, один – среднее и еще один – курсовую юридическую подготовку; стажем работы в адвокатуре до 3 лет обладало – 15, от 3 до 5 лет – 6, от 5 до 10 лет – 5 и свыше 10 – 23 человека. Обращает на себя внимание факт повышения среднего возраста членов коллегии (ни одного комсомольца!) и ее образовательного уровня. Впрочем, этому не следует удивляться. Почти двадцать лет прошло с момента создания калининградской адвокатуры, да и эпоха была уже другая – время вынужденной опоры на крайне молодых и малоопытных безвозвратно ушло. Страна стабилизировалась, общество становилось все более остепененным и успокоенным. Вместе с тем, взросление калининградской адвокатуры объяснялось не только демографическими причинами. Ряды коллегии активно пополнялись опытными юристами, уволенными по различным причинам из прокуратуры, судов и других ведомств. Адвокатура оказывалась порою последним этапом в их профессиональной карьере… Разумеется, данная особенность не способствовала повышению престижа работы адвоката, что признавал и сам А.П. Ежков, стремившийся исправить ситуацию путем более строгого отбора кандидатов в члены коллегии1.

Вместе с тем большое внимание новый председатель уделял повышению морально-психологического уровня и деловых качеств того контингента адвокатов, с которым приходилось работать. Здесь использовались разные меры – «политика кнута и пряника», профессиональная переподготовка, обмен опытом и пр. Так, в 1963 г. из коллегии было исключено 6 человек. Среди них находилась и политическая жертва. В марте 1963 г. А.П. Ежков принял в коллегию адвоката Кондратаса. Вскоре вышестоящие инстанции (кто-то в обкоме партии или в облисполкоме) обратили внимание на то, что ранее он был дважды судим. Причем «за государственные преступления» (по антисоветской ст. 58 УК РСФСР) и находился в местах лишения свободы 16 лет. Уже в августе того же года Кондратаса пришлось отчислить. Предлог – «за склонение свидетелей менять свои показания в пользу обвиняемых»1. Всего персональных дел в 1963 г. было 30 (кроме исключенных, 10 человек подвергнули менее строгим дисциплинарным взысканиям и еще 14 адвокатов просто обсудили на заседаниях президиума и производственных совещаниях). В 1964 г. показатели дисциплинарных наказаний снизились. Из коллегии исключили, только одного ее члена (за аморальное поведение и пьянство), еще четверо получили различные взыскания (строгий выговор, выговор, временное отстранение от работы и пр.), а в отношении дисциплинарных дел пятерых членов коллегии президиум ограничился обсуждением. Что касается «политики пряника», то за 1963 г. и восемь месяцев 1964 г. было награждено ценными подарками 21 человек, денежными премиями двое, грамотами 13 адвокатов и 44 члена коллегии получили благодарности2.

Усилению профессиональной подготовки калининградских адвокатов способствовали различные научно-практические и методические мероприятия. В течение 1963 – 1964 гг. в коллегии состоялось 7 теоретических конференций и 10 семинаров по различным проблемам политической жизни и профессиональной деятельности адвокатов. Большое внимание Ежков и члены президиума уделяли кодификации действующего законодательства и судебной практики. Эта задача возлагалась на каждого члена коллегии.

Результаты кадровой политики нового руководства коллегии были налицо. Если в 1963 г. частных определений судов, жалоб и представлений в адрес калининградских адвокатов насчитывалось 10, то в 1964 г. их оказалось всего три3.

Изменились, преимущественно в лучшую сторону, и прочие показатели работы коллегии. Статистические сведения об оказании юридической помощи калининградскими адвокатами приведены в следующей таблице1.


Виды помощи

1962 г.

1963 г.

1964 г.

Уголовные дела

Всего

3629

3167

2921

Платных

1947

1770

1614

Бесплатных2

1682

1397

1307

Гражданские дела

Всего

179

268

331

Платных

148

231

294

Бесплатных

31

37

37

Составлено

деловых бумаг

Всего

1469

1729

2103

Платных

1073

1277

1624

Бесплатных

396

452

479

Дано советов

Всего

2626

5560

9625

Платных

672

680

1108

Бесплатных

1954

4880

8517

Проведено дел в судах и арбитраже

?

?

225

Имелось договоров на юридическое обслуживание предприятий, учреждений и организаций

13

?

48


Сюда надо добавить, что в 1964 г. по договорам и без них оказывалась юридическая помощь 18 совхозам и 23 колхозам (из имевшихся в области 67 совхозов и 112 колхозов)3. Этот вид деятельности ранее считался одним из наиболее «провальных». Сами адвокаты отрицательно к нему относились. Например, на общем собрании коллегии, проходившем 31 января – 1 февраля 1964 г., многие жаловались на то, что зачастую в деревне просто нечем заниматься. М.К. Смердов вообще заявил: «у меня возникает опасение, что увлекшись этим участком работы, мы опустим свою основную профессиональную работу – защиту по уголовным делам. Мы мало участвуем на предварительном следствии, тогда как в работе органов милиции допускаются нарушения социалистической законности…». Иного мнения придерживался А.П.Ежков: «Ориентировка т. Смердова неправильная. Главные наши недостатки, это плохое обслуживание сельского хозяйства. Именно эту задачу мы должны сейчас считать главной и добиваться ее правильного решения»1. Свою точку зрения Анатолий Павлович все-таки заставил признать верной.

Анализируя данные приведенной таблицы, можно заметить, что в сравнении с предыдущими годами очевидны три существенных перемены – рост количества гражданских дел, увеличение масштабов внесудебных видов деятельности, а также снижение доли уголовных дел. Объясняя обкомовским и облисполкомовским функционерам причину третьего изменения, А.П. Ежков ссылался на общее сокращение преступности в 1963 – 1964 гг. Думается это не совсем корректный вывод. Объем правонарушений, скорее, даже повысился. В подтверждение тому можно ограничиться всего одним примером. В первой половине 1960-х г. проводились широкомасштабные кампании «по усилению борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно–полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни», «по искоренению безнадзорности и преступности среди несовершеннолетних и отдельной части молодежи», «по усилению борьбы с хулиганством и другими антиобщественными проявлениями» и т.п. Серьезных результатов они не давали, поэтому с завидным постоянством, под разными названиями возобновлялись год от года (вплоть до середины 1980-х г.). Преступность все-таки росла. Видимо, подлинная причина снижения количества уголовных дел в другом. С начала 1960-х г., после XXII съезда партии, на котором были приняты новая программа и устав КПСС, а также провозглашен «моральный кодекс строителя коммунизма», произошло некоторое смещение акцентов в правоохранительной деятельности советского государства. Большее внимание стало уделяться идейному и трудовому перевоспитанию человека. Особенно молодых людей. Профилактика правонарушений, влияние на лиц, совершивших незначительные преступления через партийные и комсомольские комитеты, товарищеские суды, месткомы, прессу были признаны не менее действенными средствами правового воздействия на «строителей коммунизма», чем уголовное преследование. Иными словами, произошло незначительное смягчение картельной политики. Многие правонарушения уже не квалифицировались в качестве преступлений и оказывались в компетенции более терпимых – общественно-политических структур.

В работу по профилактике правонарушений активно включилась и советская адвокатура. В том числе и калининградская областная коллегия. Как заметила в те годы Н.А. Селиванова: «Адвокат стал общественным деятелем»1. Основными формами профилактики в 1963 – 1964 гг. являлись организация консультационных пунктов на общественных началах; проведение лекций, докладов и бесед для населения; занятия с народными заседателями, членами товарищеских судов и дружинниками; участие в работе товарищеских судов, комиссий по делам несовершеннолетних, выступления на телевидении и радио, публикация статей в прессе и пр. Ряд адвокатов персонально работали с правонарушителями. Главным образом с подростками. Брали их на перевоспитание, навещали малолетних преступников в колониях, помогали устроиться им в жизни после освобождения из заключения и т.п. Некоторые количественные показатели этой работы выглядят следующим образом. В 1962 г. консультационных пунктов не было, в 1963 появилось 16, а в 1964 – 62. Лекций, докладов и бесед было проведено в 1962 г. – 386, в 1963 г. – 428, в 1964 г. – 6571.

Финансовой положение коллегии в 1963 – 1964 гг. оставалось стабильным, однако доходы адвокатов несколько снизились. Средняя зарплата в 1962 г. составляла 140 рублей в месяц, в 1963 г. – 134 рубля и в 1964 г. – 134 рубля 30 копеек. При этом существовала заметная разница в зарплате между различными юридическими консультациями области и отдельными адвокатами. Так, в 1963 г. по юрконсультации Октябрьского района Калининграда она достигала 176 рублей в месяц, а по консультации Московского района областного центра – всего 92 рубля. Самые высокооплачиваемые адвокаты – А.П. Ежков и Д.С. Маликин ежемесячно получали в среднем 252 рубля первый (сюда входили и 200 рублей «председательских») и 213 рублей второй. Самые низкооплачиваемые – Я.Л. Лурье (он же один из самых пожилых) и М.К. Смердов – 74 рубля первый и 80 второй. Гарантированный минимум зарплаты на 1963 г. был 70 рублей в месяц. В 1963 – 1964 гг. в финансовой стороне деятельности коллегии наметилась новая, вполне очевидная тенденция. Значительно сокращались суммы, поступавшие за ведение дел, и повышались доходы за оказание юридической помощи предприятиям, учреждениям и организациям2.

Главной целью А.П. Ежкова в финансовой политике являлось стремление сократить разницу в доходах между членами коллегии (хотя, конечно же, учитывались их квалификация, опыт работы, ее количественные и качественные показатели). Поэтому в 1965 г. он начал проводить реформу оплаты труда. Отчисления президиуму оставили в размере 30%, но ранее из этой доли 7% переводилось на отпускные адвокатам, а 23% оставлялось на расходы президиума. По новой же системе президиуму оставили 20%, 9% пошло на отпускные адвокатам и 1% стали отчислять в резервный фонд для повышения гарантированной зарплаты до 100 рублей в месяц1. Реформа, по расчетам бухгалтерии должна была привести к повышению доходов адвокатов на 2%.

Таким образом, первый срок председательства А.П. Ежкова был весьма успешным. На состоявшемся 30 – 31 января 1965 г. отчетно-выборном собрании коллегии его единогласно переизбрали председателем. Тогда же руководящий состав коллегии значительно обновился. В президиум, кроме Ежкова, вошли Д.С. Маликин, Лидия Васильевна Карабаш, Григорий Лукьянович Саппо, Анатолий Михайлович Чигирев, Е.А. Арсенова и, в очередной раз, Е.И. Николаенко2. За несколько лет до этого (в 1960 г.) Евгения Ивановна испытала новые осложнения в своей служебной карьере – уголовное дело по обвинению в финансовых махинациях. Ее даже исключили, но решением заместителя министра юстиции РСФСР Прусакова Н.С. (июнь 1960 г.) восстановили в коллегии, в связи с прекращением уголовного преследования. До начала 1965 г. Е.Н. Николаенко несколько лет работала председателем ревизионной комиссии президиума коллегии, а в январе 1965 г. стала заведующей юридической консультацией Московского района Калининграда3.

Обращает на себя внимание то, что бывшая заместитель председателя президиума Н.А. Селиванова не прошла перевыборы. Она просто не сработалась с А.П. Ежковым4.

Вскоре и сам Анатолий Павлович ушел из руководства калининградской адвокатуры. На внеочередном собрании коллегии 3 августа 1965 г. его досрочно освободили от обязанностей председателя и члена президиума «за неправильное поведение в быту» (другая формулировка «за факт аморального поведения»). Заодно А.П. Ежкову вынесли и партийное взыскание.

Исполняющим обязанности председателя президиума коллегии тогда же – 3 августа, был избран Григорий Лукьянович Саппо. Голосование членов президиума оказалось единодушным, поскольку кандидатуру внес облисполком1. Родился Г.Л. Саппо в 1912 г. в семье украинских крестьян. С 1941 г. он стал членом партии. В 1940 г окончил исторический факультет Ворошиловградского учительского института, в 1941 г. – Высшую школу НКГБ, а в 1953 г. – Военно-юридическую академию Советской Армии (г. Москва). В годы войны и до 1960 г. служил в особых отделах органов госбезопасности, был награжден орденами Красной Звезды и Красного Знамени, а также несколькими медалями. В Калининградскую областную коллегию адвокатов его приняли 9 февраля 1961 г. В мае 1962 г. Григорий Лукьянович стал заведующим юридической консультацией Балтийского района, 2 августа 1963 г. довыбран в члены президиума коллегии (имел обязанности «контроля за работой по обслуживанию по договорам соц. сектора, рыбкоопов, отделов соцобеспечения»). Среди коллег Г.Л. Саппо пользовался авторитетом и уважением. Правда, в служебной ему характеристике от 24 апреля 1964 г. А.П. Ежков наряду со многими достоинствами отметил и некоторые недостатки в работе Григория Лукьяновича. Например, «не достаточно свободное владение речью при выступлениях в судах»2.

Одним из первых решений нового руководителя стала небольшая и, в общем-то, резонная структурная реорганизация коллегии. 28 августа 1965 г. президиум коллегии образовал юрконсультацию Озерского района и ликвидировал центральную юридическую консультацию, имевшую статус областной. Работавшие в ней адвокаты перешли в консультацию Центрального района Калининграда, которую возглавлял И.Н. Голубев1. Таким образом, должность заведующего консультацией, и весомую прибавку к зарплате, потерял опытнейший адвокат Д.С. Маликин. Забегая вперед, к месту отметить, что Давид Семенович оказался одним из главных долгожителей калининградской адвокатуры. В ней он работал с 25 сентября 1956 г. до 12 апреля 2000 г., когда полностью утратил трудоспособность (!!!). На следующий день после ухода из коллегии Д.С. Маликин умер…2

Смена руководства адвокатуры имела крайне болезненные для нее последствия. Почти год – с начала августа 1965 до конца мая 1966 г. она находилась в «подвешенном» состоянии. Коллегию попросту лихорадило от внутренних раздоров, вызванных негласной борьбой за власть. Г.Л. Саппо стремился упрочить собственное положение и, под лозунгом укрепления дисциплины, обрушился на неугодных. 30 октября 1965 г. «за допущенный проступок, порочащий высокое звание советского адвоката» от обязанностей заместителя председателя президиума был досрочно освобожден А.М. Чигирев. Суть проступка заключалась в том, что Чигирев, находясь на международном переговорном пункте, нагрубил дежурной телефонистке. Инициатором столь жесткого решения стала парторганизация коллегии3. 29 января 1966 г. на заседании президиума слушалось персональное дело А.П. Ежкова. Поводом стало письмо заместителя прокурора области Г.П. Павленко в обком партии. В нем говорилось, что Анатолий Павлович допускал «неправильные высказывания в адрес следственных органов», обвиняя их «в нарушениях и беззакониях». Вместе с тем, указывалось, что Ежков в присущем ему резком стиле нелицеприятно отозвался о потерпевших девушках и женщинах. Якобы они своим внешним видом и поведением давали повод совершать над собою насилие. Еще одну каплю дегтя добавила бывшая заместитель фигуранта дисциплинарного дела – Н.А. Селиванова: «Используя свое высокомерное положение ранее, он, став адвокатом, игнорирует порядок суда. Он может позволить себе опаздывать, уходить без разрешения, когда ему вздумается. Бывают случаи, когда судья ждет его по 5 – 10 минут. Это видят клиенты, для которых он и демонстрирует./ Не скажу, что т. Ежков аполитичен и невежественный человек. Но он делает все как угодно для клиентов. Об этом говорят его заработки. У него баснословные заработки и это все продиктовано его поведением в процессе, как в облсуде, так и в других судах». При разборе дела выяснилось, что краски были значительно сгущены, слова и мысли слишком «вольно пересказаны». В ответном слове Анатолий Павлович держался уверенно и резонно отвел большинство упреков: «Я могу допускать ошибки в работе, но аполитичные не допускал и не допущу. Я никогда ничего не извращал, не передергивал, ничего не допускал выходящего за рамки поведения адвоката», «Моя критика смелая и видимо она мешает следственным органам», «Чтобы адвокаты выступали без ошибок, надо было бы почаще прокурорским работникам приглашать к себе на совещания и где мы смогли бы выслушать и высказать все критические замечания в адрес друг друга» и т.п. На тот раз А.П. Ежкову просто указали на ошибки («ограничились обсуждением»). Правда Г.Л. Саппо пытался развернуть дело иначе и настаивал на выговоре. Не получилось, но это была, только первая атака на смещенного лидера, по-прежнему обладавшего огромным авторитетом среди коллег и многих высокопоставленных чиновников… 1

Очередное отчетно-выборное собрание коллегии состоялось 27 мая 1966 г. На тот момент она включала 46 адвокатов. Количество же юрконсультаций за месяцы, пока исполняющим обязанностей председателя являлся Г.Л. Саппо, увеличилось до 17. На собрании присутствовали многие ответственные лица, в том числе и товарищ Сухарев – заместитель начальника отдела адвокатуры юридической комиссии при Совете Министров РСФСР. В прениях по докладу многие критически высказывались о работе президиума во время «безкоролевья». Упрекали в ухудшении финансового положения коллегии и снижении доходов адвокатов. В частности, мало кому пришлось по душе решение президиума прекратить выплаты пятирублевой компенсации за участие в «бесплатных» делах (по ст. 49 УПК РСФСР). Московский «гость» нашел излишними административные расходы: «В федерации (адвокатов – Е.М.) 73 коллегии и нигде не платят за заведывание. И платить не за что. Большие суммы вы расходуете на премирование, соцбыт. Почему президиумом выдаются ссуды в больших размерах. Для этого существует касса взаимопомощи»2. Объектом критики стало, также, недостаточное внимание (в сравнении со временем Ежкова) повышению профессиональной компетенции членов коллегии, пропаганде права среди населения, юридической помощи колхозам и совхозам, профилактике правонарушений среди несовершеннолетних3.

Решения, принятые на этом собрании были важными и для многих – неожиданными. Членами президиума стали А.С. Коротков, Давид Абрамович Мангейм, Антонина Андреевна Войнова, Лилия Ивановна Заренина, Нина Николаевна Штучная, Г.Л. Саппо и В.М. Модестов. Членами ревкома избрали Д.С. Маликина, Валентина Георгиевича Киселева и Олимпиаду Степановну Ануфриеву. При выборах в президиум больше всех голосов «против» (19 из 43) получил исполнявший обязанности председателя коллегии Г.Л. Саппо…1 Внутренняя ему оппозиция оказалась очень сильной. Впрочем, всем было понятно – он не станет председателем. Дело в том, что накануне собрания (тем же днем – 27 мая) в коллегию был принят Александр Степанович Коротков. Его биографические данные говорят сами за себя. Родился в 1908 г.; русский, член партии с 1938 г.; имел высшее юридическое образование (в 1946 г. окончил Военно-юридическую академию; показательно, что в 1953 г. диплом этого учебного заведения получил Г.Л. Саппо); с 1946 г. работал в Калининградском областном суде; в коллегию ушел с должности заместителя председателя облсуда. Несколько лет назад в такой же момент (в дни отчетно-выборного собрания) и с того же места работы в коллегию приняли А.П. Ежкова. Кстати оба они ранее служили в правоохранительных органах Советской армии… Нетрудно догадаться, зачем Короткова направили в адвокатуру2.

На состоявшемся после окончания отчетно-выборного собрания организационном заседании нового президиума коллегии секретарь облисполкома Т.Ф. Дмитренко на должность председателя внес кандидатуру А.С. Короткова. Голосовавшие единодушно высказались «за». Заместителем председателя, по предложение самого Короткова – намеревавшегося из-за отпуска приступить к исполнению обязанностей, лишь через месяц, стал Г.Л. Саппо. Председателем ревизионной комиссии без каких-либо споров избрали Д.С. Маликина. Напутствуя новый президиум, заместитель начальника отдела адвокатуры юридической комиссии Совмина РСФСР И.Ю. Сухарев заявил: «Положение в вашей коллегии напряженное и пора кончать с этой ненормальной обстановкой. Президиуму пора браться за дело, больше заниматься повышением квалификации адвокатов, систематически осуществлять контроль за учебой адвокатов». Похоже высказался и Т.Ф. Дмитренко: «Новому составу президиума надо приложить все силы для нормализации обстановки в коллегии, оказать посильную помощь новому председателю»1.

Первые месяцы председательства А.С. Короткова были непростыми для калининградской адвокатуры. Количество ее членов выросло на одного человека. Показатели работы выглядели вроде бы неплохо. В сравнении с 1965 г. в 1966 г. почти по всем параметрам имело место увеличение отчетных цифр. Так, уголовных дел адвокаты коллегии провели 3645 (против 2461 в 1965 г.). Столь существенный рост имеет простое объяснение – проводилась очередная кампания. Партия и правительство приняли ряд жестких решений об усилении борьбы с хулиганством и нарушителями общественного порядка. Каждое пятое уголовное дело в Калининградской области в 1966 г. было по «хулиганской» 206-й статье УК РСФСР. Иные члены коллегии полагали, что «по делам о хулиганстве адвокатам в судах теперь делать нечего». Однако многие защитники сумели в этих непростых, «кампанейских» политических условиях сохранить высокий профессионализм и гражданскую стойкость. Довольно часто калининградские адвокаты добивались оправдательных или более мягких приговоров для своих подзащитных. Здесь можно привести три характерных примера, которые, к тому же служат яркими штрихами к портрету времени. «Народный суд Славского р-на предал суду гр. Н. по ч. I ст. 206 УК за то, что он на улице в присутствии посторонних лиц, допустил сквернословие в адрес своей жены. Адвокат т. Цуканов К.А. в судебном заседании не отрицал самого факта неправильного поведения, но на основании материалов дела доказывал, что побудительным мотивом, вызвавшим неправильное поведение Н., являлись его взаимоотношения с женой, неправильное поведение последней, и что в связи с этим он не может нести ответственность по ч. I ст. 206 УК, а его действия, выразившееся в сквернословии, в присутствии других лиц, следует рассматривать как мелкое хулиганство. Суд согласился с позицией адвоката и вынес оправдательный приговор». «Адвокат Саппо, осуществляя защиту подсудимого, анализируя мотивы преступления, сумел убедить суд в том, что К. нанося телесные повреждения потерпевшему, действовал не из хулиганских побуждений, что в данном случае подсудимый руководствовался личными отношениями неприязни к потерпевшему: Суд согласился с позицией адвоката, и по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР вынес оправдательный приговор». «По делу М., обвиняемого по ст. 206 ч. II УК, бесспорно было доказано, что он 11 сентября 1966 г. из хулиганских побуждений у себя в квартире оскорблял гр. Б-ву, совал ей в лицо горящую папироску, пускал дым ей в лицо, затем на улице беспричинно ударил ногой в бедро гр. П-ну. Адвокат Войнов А.А. использовал имевшиеся в деле положительные данные, характеризующие подсудимого, первую его судимость, чистосердечное раскаяние и ходатайство коллектива о передаче его на перевоспитание, просил суд не лишать подсудимого свободы. Суд с позицией адвоката согласился»1.

Небольшой прирост в 1966 г. был и по гражданским делам (465 против 445). Между тем, еще 30 сентября 1966 г. в постановлении Юридической комиссии при Совете Министров РСФСР № 17 «О работе адвокатов РСФСР по гражданским делам» среди регионов республики, в которых резко снизился объем гражданско-правовых дел, называлась и Калининградская область1. Таким образом, к концу года положение исправили. Устных советов калининградские адвокаты в 1966 г. дали 13541 (11503 в 1965 г.), деловых бумаг составили 2434 (2319 в 1965 г.). В 1966 г. коллегия имела 41 договор на обслуживание «соцсектора» (столько же было и в 1965 г.). Заметно повысились «цифры» оказания юридической помощи колхозам и совхозам (на 20 – 25% по сравнению с 1965 г.). Только, вот, показатели общественно-массовой работы несколько уступили прошлогодним2.

Несмотря на отрадную статистику, ситуация в коллегии во второй половине 1966 – первой половине 1967 г. оставалась очень сложной. Внутренние интриги продолжались, дисциплина ухудшалась. Многие адвокаты смело критиковали нового председателя. Одни, за равнодушие к работе членов коллегии из районов (Л.Л. Терещук), другие за «кабинетный» стиль руководства (Ф.Л. Кострицин)3. Давний возмутитель спокойствия – М.И. Липкин в пылу полемики бросил такой упрек: «Коротков делает все в угоду ОБКОМА»4… Нелегко было и самому председателю. Призванный навести в коллегии порядок, он не имел для этого ни волевых способностей, ни физических сил. Почти всю первую половину 1967 г. А.С. Коротков серьезно болел. В связи с этим 29 июля того же года временно исполняющим обязанности председателя президиума коллегии был избран Г.Л. Саппо5. Именно он фактически руководил калининградской адвокатурой в течение последующих десяти месяцев – до нового отчетно-выборного собрания.

Это было время, во многом напоминавшее годичный период после отставки А.П. Ежкова – внутреннее напряжение, ожидание перемен. Наиболее примечательными событиями тех месяцев стали, пожалуй, создание юрконсультации Багратионовского района (11 ноября 1967 г.), а также назначение Г.Л. Саппо и О.В. Осяк заведующими юридическими консультациями соответственно Октябрьского и Балтийского районов г. Калининграда. Кроме того, за целый «букет» серьезных проступков из коллегии был отчислен М.И. Липкин1.

29 мая 1968 г. прошло очередное отчетно-выборное собрание коллегии. В ее рядах тогда состояло 46 человек. Выступавшие в прениях по докладу председателя не скупились на критику. Здесь можно ограничиться, только одним примером. Адвокат В.А. Васильева заявила: «Недалеко то время, когда работа коллегии кипела ключом, к нам часто приезжали гости из других коллегий, делились опытом, мы брали лучшее из их работы и охотно делились своими положительными сторонами в работе». Коротков же на все замечания ответил просто: «К моему докладу я ничего дополнить не могу. Все высказанные замечания в адрес президиума я считаю правильными». Было понятно, что человек опустил руки и спокойно ожидал своей отставки. При выборах в президиум от имени партийной группы коллегии (то есть, по списку обкома партии) кандидатами в его состав были названы Г.Л. Саппо, Валерия Сергеевна Петухова, Л.И. Заренина, Николай Николаевич Полтавцев, Александра Степановна Ильяшенко, В.Г. Киселев и Ольга Владимировна Осяк. С мест поступили дополнительные предложения – в список также включили А.П. Ежкова, профорга Александра Владимировича Цуран и Е.И. Николаенко. Голосование показало, что раскол в коллегии по-прежнему сохранялся. Многие адвокаты проголосовали вопреки рекомендации партийных инстанций. «Легко» прошли, только четверо кандидатов – Ильяшенко (40 «за», 3 «против»), Петухова и Заренина (у обеих 39 голосов «за» и 4 «против»), а также Киселев (38 «за» и 5 «против»). Далее голоса распределились следующим образом: Саппо – 33:10, Николаенко – 26:17, Осяк – 20:23, Ежков – 19:24, Цуран – 17:26 и Полтавцев – 15:28. Таким образом, четверо не преодолели барьер доверия членов коллегии. Причем, в президиум вошла Николаенко, которой обком не давал рекомендации. С другой стороны две партийных креатуры не прошли. Когда-то адвоката Липкина, осмелившегося в аналогичной ситуации перечить воле партийного руководства, обвинили в аполитичности и временно отстранили от работы. Теперь же общая атмосфера в стране изменилась. Люди четко усвоили правила политического политеса, методы молчаливого преодоления преград и ограничений. К тому же в данном случае имело место не межсистемное, а внутрисистемное противостояние. Не коллегия и обком конфликтовали друг с другом, а негласные группировки внутри калининградской адвокатуры и внутри партийной элиты (правильнее – советской номенклатуры). Вряд ли у того же Ежкова не было очень влиятельных покровителей в обкоме КПСС и облисполкоме1.

На оргсобрании президиума его председателем по предложению облисполкома избрали Г.Л. Саппо, заместителем стала Е.И. Николаенко2. Главой ревизионной комиссии в очередной раз был избран Д.С. Маликин3. Подведя итог голосованию, секретарь облисполкома Т.Ф. Дмитриенко заявил: «Сегодняшнее общее собрание членов коллегии показало, что в вашем коллективе нет единства, нет его и в парторганизации, поэтому новому составу следует учесть эти сложные условия работы и подумать над тем, чтобы подобного в коллективе не наблюдалось»1.

Новый, теперь уже и формальный, руководитель коллегии прекрасно осознавал кто является для него главной помехой на пути к полному доминированию. Неудивительно, что очень скоро был предпринят очередной «кавалерийский рейд» против внутриведомственной оппозиции.

26 сентября 1968 г. состоялось заседание президиума коллегии. Наряду с некоторыми другими вопросами рассматривалось частное определение судебной коллегии по уголовным делам Калининградского областного суда в адрес адвоката А.П. Ежкова. Персонально данное определение вынес давний друг Анатолия Павловича – народный судья Н.С. Макаров, многим, кстати, обязанный бывшему заместителю председателя областного суда и бывшему же председателю коллегии адвокатов. Он обвинил Ежкова в неправильном поведении на судебном процессе, а в частности речь шла о выпадах, «направленных на дискредитацию суда», и оскорблении подзащитных. Проверяли обвинения Г.Л. Саппо и заведующий юридической консультацией Центрального района Калининграда Н.Н. Полтавцев. Первый из них выступил по этому дисциплинарному делу и предложил исключить его фигуранта из коллегии за действия, «порочащие звание адвоката». Свою защиту А.П. Ежков начал со много говорящей фразы: «Я много думал о себе и обо всем и думаю, что мне дадут говорить, что я думаю, быть может в последний раз. При самом критическом отношении к своему поведению в суде, я все же не знаю в чем меня обвиняют»2. Далее Анатолий Павлович все-таки назвал вещи своими именами: «Тов. Саппо, видимо, думал так: или я или он будем в коллегии. Видимо, он думает, что я могу занять его пост. Как может ставить вопрос руководитель об исключении адвоката, проработавшего 5 лет, не имеющего дисциплинарного взыскания. Мотивы видны сразу…». В отношении Макарова Ежков заметил: «Суд нельзя отождествлять с председательствующим… под словом «критика» я понимаю «возражение», которое должно не обсуждаться, а заноситься в протокол»1. Большинство участников дела (члены президиума и приглашенные адвокаты) встали на защиту А.П. Ежкова. Многие из них выступали очень ярко и убедительно: «Я, как член коллектива и как участник процесса… могу сообщить, что частное определение было для меня неожиданностью… Макаров всех в процессе считает пешками, а себя ферзем… Членам президиума надо чутко относиться к кадрам. Ежков опытный юрист и такого юриста выгонять нельзя» (А.М. Чигирев ), «Саппо и Полтавцев пришли к выводу, что Ежкова надо исключить. Но для этого, чтобы его исключить надо сослаться на какой-то пункт Положения об адвокатуре. А такого пункта нет… Есть шероховатости в поведении, но оснований к исключению нет… Ежков человек, у которого энергия прет через край, он пылок и эта энергия иногда переходит через край… Исключив Ежкова, ы дадим козырь нарсудьям, это создаст нездоровое мнение и будут поступать частные определения в адрес очередного адвоката. Мы должны своих защищать» (А.С. Коротков), «Дискредитация суда, органов прокуратуры – это очень громко. Наши адвокаты этого не допустят. Если адвокат сделал заявление о каком-то нарушении, то это относится не к суду, а только к председательствующему… Нам по своей специфике работы приходится состязаться в процессе, а судьям это не нравится, они начинают кричать, забывая, что это обязанность защитника, мы не выходим за рамки закона»1 (Ф.Л. Кострицин) и т.п. Оказалось, что кроме председателя коллегии, никто не пожелал исключения А.П.Ежкова. Большинство из выступавших адвокатов, в том числе и председатель парткома коллегии А.В. Цуран, предложили ограничиться замечанием. Однако, члены президиума – не желавшие, видимо, полностью игнорировать мнение Г.Л. Саппо, проголосовали за вынесение строгого выговора. Надо признать – председатель президиума проиграл свою партию.

В течение последующих двух лет – до новых перевыборов руководства, взаимоотношения в калининградской адвокатуре оставались внутренне напряженными, однако конфликтная энергия открыто не прорывалась наружу. Наиболее существенные изменения этого времени касались финансовой и организационной стороны работы коллегии. Так, в целях стимулирования труда адвокатов по оказанию юридической помощи колхозам, совхозам и органам соцобеспечения с 1 января 1969 г. было решено снизить долю отчислений в фонд президиума с 30% до 10% от оплаты за этот вид деятельности. Еще 7% удерживались в фонд отпускных, то есть деньги шли непосредственно адвокатам. Вместе с тем, с того же нового 1969 г. сокращался рабочий день – с 8 часов 12 минут до 8 часов. Однако каждая восьмая суббота объявлялась рабочей и была предназначена для проведения семинаров, а также других мероприятий. Наконец, во исполнение настоятельных «рекомендаций» юридической комиссии при республиканском Совмине, на 1969 г. был установлен максимальный размер среднемесячной зарплаты членов коллегии – 250 рублей2. Делалось это ради преодоления сильного разрыва в доходах самых высоко- и низкооплачиваемых членов коллегии. Нетрудно догадаться насколько контрпродуктивным являлось данное новшество. В скором времени адвокаты, выбиравшие установленный лимит, к концу года просто прекращали искать клиентов и, вообще, всерьез работать.

27 августа 1969 г., после многолетнего перерыва, работу коллегии проверяли московские ревизоры – старший консультант отдела адвокатуры юридической комиссии при Совмине РСФСР И. Сухарев и консультант того же отдела А. Татаренков. Среди множества критических замечаний, проверяющие высказали упрек в искусственном ограничении роста численности коллегии, что, по их мнению, объяснялось стремлением сохранить высокую зарплату адвокатов. В частности на 1968 г. она составляла в среднем 176 рублей в месяц, в первом полугодии 1969 г. – 187 рублей. Причем две трети адвокатов пребывали в калининградских юрконсультациях, а некоторые районы были полностью неукомплектованы1. 19 декабря 1969 г. облисполком принял соответствующее решение, в котором указывалось на упущения, отмеченные московскими ревизорами2. Президиуму пришлось приложить энергичные усилия по исправлению ситуации. К концу мая 1970 г. в рядах коллегии находилось уже 57 адвокатов (на 1 августа 1969 г. было, только 51). Всего же ее состав обновился за минувшие два года на 56, 5%3. Сюда нужно добавить, что в течение того же срока были организованы новые юридические консультации в г. Светлом, в Краснознаменском, Полесском и Нестеровском районах. В результате, почти каждый из основных административных субъектов области получил свою юрконсультацию.

29 мая 1970 г. состоялось очередное отчетно-выборное собрание коллегии. В докладе о проделанной работе Г.Л. Саппо, наряду с положенной по жанру самокритикой, постарался акцентировать внимание присутствующих на достижениях. В качестве позитива были указаны положительные сдвиги в пропаганде права. В 1967 г. калининградские адвокаты провели 546 лекций и докладов, в 1968 г. – 609, в 1969 г. – 865. Кроме того, юридическое просвещение велось через печать, радио, телевидение1. Сама пресса, тоже отмечала положительный опыт работы коллегии2. За другое достижение выдавалось улучшение показателей правовой помощи селу. За период с 1 января 1969 г. до 1 января 1970 г. количество договоров на юридическое обслуживание колхозов и совхозов увеличилось почти в два раза – с 16 до 38 для колхозов и с 25 до 36 для совхозов3. Правда, Г.Л. Саппо забыл сказать, что к концу 1968 г. таких договоров для колхозов было 37, а для совхозов – 354. Очевидно – 1969 г. являлся в данном отношении просто провальным.

Основной задачей собрания были, разумеется, перевыборы президиума. Облисполком и обком партии предложили увеличить его состав до семи человек и выдвинули свой список (Г.Л. Саппо, В.С. Петухова, Л.И. Заренина, А.С. Ильяшенко, В.Г. Киселев, В.М. Модестов, Д.С. Маликин). Однако члены коллегии дополнили его кандидатурой О.С. Ануфриевой. Всех восьмерых избрали. Больше всех голосов «против» получили Петухова (24), Маликин (23) и Саппо (22). Кроме того, в бюллетенях, во время голосования, от руки было дописано еще пять фамилий. Среди тайно-демократично выдвинутых кандидатов в 18-ти бюллетенях фигурировал А.П. Ежков и в 12-ти профорг Ю.И. Витер5. Таким образом, ситуация прошлого отчетно-выборного собрания во многом повторилась…

На организационном заседании президиума его председателем единогласно был избран Г.Л. Саппо. Еще более трех лет он продолжал возглавлять калининградскую адвокатуру. Тенденции ее развития и показатели работы за это время существенно не изменились. Постепенно увеличивался численный состав коллегии – приходили молодые адвокаты и юристы из других структур, уходили ветераны или «проштрафившиеся» сотрудники. В 1971 г. умер С.А. Коротков. На середину 1972 г. адвокатура включала 59 членов коллегии, к концу 1973 г. – уже 651. Пожалуй, самой заметной переменой данного периода являлось снижение объемов работы по оказанию правовой помощи различным хозяйствующим субъектам. В 1970 г. договоров на юридическое обслуживание с предприятиями, учреждениями и организациями насчитывалось 57, с совхозами – 41 и с колхозами – 40. В следующем и в 1972 г. году цифры заметно снизились. Они составили соответственно 52, 13, 9 и 44, 11, 1 договоров. Столь разительные изменения объясняются тем, что после выхода совместного постановления ЦК КПСС и Совмина СССР «Об улучшении правовой работы в народном хозяйстве» (от 23.12.1970 г.) в хозяйствующих субъектах стали массово вводиться штатные должности юрисконсультов2.

Главная же черта всего периода председательства Г.Л. Саппо – борьба внутренних группировок в коллегии, на протяжении 1970 – 1973 гг. сохранялась. Руководитель калининградской адвокатуры, так и не нашел в себе силы ликвидировать оппозицию. Более того, положение А.П. Ежкова и его единомышленников укреплялось, тихо-мирно они приобретали все больший вес и влияние. 26 мая 1973 г. Анатолия Павловича вновь избрали членом президиума и поставили заместителем Г.Л. Саппо3. Назначение было далеко не случайным. Старому председателю просто дали возможность доработать до выхода пенсию. 1 сентября 1973 г., по достижении 60-ти лет, он оставил свой пост, а, вместе с ним, и коллегию4. Исполняющим обязанности председателя, а с 26 ноября 1973 г. председателем коллегии стал А.П. Ежков…5

Давая итоговую оценку описанному периоду в истории калининградской адвокатуры 1964 – 1973 гг., хотелось бы немного коснуться политической теории. Описанное внутриведомственное противостояние лишний раз подтверждают правоту высказанной в литературе мысли об особом типе советской политической системы. В отличие от западной – «конкурентной» демократии советская политическая система в несколько видоизмененном виде продолжала традиции отечественной (и не только) «соборной» или, по-другому, «консенсусной» демократии. Одним из главных ее признаков является доминирование личных социальных связей над институциональными. Вследствие этого вертикальная взаимозависимость институтов играет более важную структурно-функциональную роль, нежели горизонтальные связи внутри их («сословность», «классовость» и пр.). Механизмы развития общества при такой системе находятся, прежде всего, на его микроуровне. Взаимопритяжение и взаимодействие людей определяется в первую очередь отношениями родства, свойства и кумовства, землячества и соседства, образовательной корпоративности, личной симпатии и т.п. Пересекая институциональные границы, эти отношения нивелируют конфликтность больших социальных групп и обеспечивают стабильность развития общества. Вместе с тем сама социальная конфликтность не устраняется, но переносится в плоскость взаимоотношений между малыми группами. Накал их противостояния тем выше, чем рельефнее они выражены и сбалансированы, чем более иерархичны и патриархальны они во внутреннем строении. Возобладание одной из групп приводит к укреплению позиций самого института, но в то же время, порождает его атомизацию и, зачастую, вызывает межинституциональную конфликтность. В калининградской адвокатуре второй половины 1960-х – начала 1970-х г. имело место именно такое противостояние. Победителем стала группа А.П. Ежкова – главным образом благодаря личному авторитету, профессиональной грамотности, твердости характера и прочим качествам ее лидера. Допустив в начале председательской карьеры одну небольшую ошибку, он нашел в себе силы спустя десять лет вернуть утраченное положение. Дальнейшее развитие калининградской областной коллегии адвокатов было предопределено…


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Похожие:

§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconПлан-конспект урока: «Эволюция человека»
От кистеперых рыб произошли древние земноводные — ихтиостеги. Появились первые отряды крылатых насекомых — тараканы и стрекозы. 10....
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconПрограмма ХIII городской научно-практической конференции школьников «первые шаги в науку»
Программа XIII городской научно-практической конференции школьников «Первые шаги в науку»/ Составители: Дубченко Е. А., Тараканова...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconЛ. Либединская "литературу надо любить!"
Мне трудно вспомнить, когда я впервые услышала имя Корнея Ивановича Чуковского. Так же, как трудно вспомнить услышанный впервые шум...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconПроцветающая беларусь независимость бывает только экономической
Беларусь накопила огромный потенциал роста. Его осталось только реализовать. Основные проблемы, сдерживающие реализацию накопленного...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconИстория молодежного правоохранительного движения
Молодежное правоохранительное движение в Республике Татарстан существует с 1954 г. Первые организации созданы в Кировском, Бауманском...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconШкольная научно-практическая конференция первые шаги в науку 2011
Данная исследовательская работа предполагает изучить образ Бабы-Яги в русских народных сказках и мультфильмах
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconЛюбимов А. В. Мбуз гкб №7 Транзиторная ишемическая атака (тиа)
Риск ишемического инсульта составляет приблизительно 10-20% в первые 3 мес после тиа, причем половина инсультов развивается в первые...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconНатиг Орудж оглы Основные приоритеты внешней политики Азербайджана (1993-2010 гг.)
Охватывают основные этапы становления политики Азербайджана на международной арене, первые шаги молодой республики, и дальнейшее...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconКитцбюэль это небольшой и очень уютный городок, имеющий небольшой исторический центр. Он известен всем как один из первых горнолыжных курортов. Первые
Первые подъемники были построены здесь в 1928 году. Сейчас здесь большая сеть подъемников и канатных дорог, правда, отели расположены...
§ Первые шаги, первые трудности, первые достижения iconСениоры активно записываются на компьютерные курсы
«Подключайся, Латвия!» бесплатным компьютерным курсам, принять участие в проекте до сих пор приглашаются и учителя, чтобы общими...
Разместите кнопку на своём сайте:
kaz.docdat.com


База данных защищена авторским правом ©kaz.docdat.com 2013
обратиться к администрации
kaz.docdat.com
Главная страница