Литературный процесс в россии первой половины XX в




Скачать 485.53 Kb.
НазваниеЛитературный процесс в россии первой половины XX в
страница1/4
Дата конвертации26.02.2016
Размер485.53 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС В РОССИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX в.


В. В. Аствацатурова, канд. филол. наук,

Санкт-Петербургский государственный университет (Россия)


Литературная и научная жизнь России 1910—1920-х гг. в письмах профессора А. А. Смирнова (1883—1962)


1. Письма А. А. Смирнова к В. М. Жирмунскому, охватывающие период 1917—1922 гг., представляют ценность не только как свидетельство интересов двух крупнейших отечественных филологов ХХ в., но и как документ, отражающий события бурной эпохи начала века и общей культурной атмосферы, окружавшей обоих ученых. Познакомились они на романо-германском отделении Петербургского университета, вместе сотрудничали в романо-германском кружке и в Неофилологическом обществе.

2. Письма 1917 г. написаны Смирновым весной из Перми, где он в это время преподавал, затем, летом, из Алушты, где на даче его жены в течение ряда лет собиралась петербургская интеллектуальная элита: поэты, артисты, философы, художники [Кофейня разбитых сердец, 1997]. Письма осени 1917 г. отправлены Смирновым из революционного Петрограда в Саратов, где Жирмунский в течение двух лет занимал профессорскую кафедру. В этих письмах, помимо бурных событий тех дней, отражена литературная жизнь Петрограда (встречи с А. Ахматовой и А. Белым).

3. Во время Гражданской войны Смирнов покидает Петроград, и дальнейшие его письма Жирмунскому отправлены из Харькова, затем из Симферополя. В Харькове, как следует из письма 1919 г., Смирнов активно сотрудничает с журналом «Творчество», где также печатались А. Блок, К. Бальмонт, А. Ахматова, О. Мандельштам, Ф. Сологуб и др. Сам Смирнов опубликовал в этом журнале большую рецензию на новую книгу Жирмунского «Религиозное отречение в истории немецкого романтизма» [Смирнов, 1919, с. 34—36]. В письме из Харькова Смирнов подробно информирует Жирмунского о творческой атмосфере в редакции журнала.

4. Письма начала 1920-х гг. отправлены из Симферополя, где Смирнов в то время преподает в Таврическом университете, в Петроград, куда к тому времени возвращается Жирмунский. В письмах отражены творческие планы Смирнова, в частности, его работа над сборником драм Байрона, в котором он написал предисловия к драмам «Каин» и «Манфред», а Жирмунский — вступительную статью «Жизнь и творчество Байрона». Сборник был опубликован в издательстве «Всемирная литература» в 1922 г. [Байрон, 1922, с. 7—54, 58—66, 117—125]. В письмах Смирнова 1921—1922 гг. отражены все стадии его работы над статьями.

5. Другое направление интересов Смирнова, нашедшее отражение в его письмах из Крыма, — это работа по методологии истории литературы и пушкинистика. В Симферополе Смирнов выступил на заседании Общества философских, исторических и социальных знаний с докладом «Заметки о Пушкине», явившимся откликом на книгу М. Гершензона «Мудрость Пушкина». В докладе Смирнов полемизирует с некоторыми тезисами книги Гершензона.

6. В июле 1922 г. Смирнов ненадолго приезжает в Петроград, где выступает с докладом, который впоследствии лег в основу его концептуальной статьи [Смирнов, 1923, с. 91—109]. Во второй половине 1922 г. Смирнов возвращается в Петроград и с этого момента до конца жизни работает в Петроградском — Ленинградском университете бок о бок с Жирмунским. Дружба двух ученых не прерывалась никогда. После смерти Смирнова в 1962 г. Жирмунский предпринял все для увековечения его памяти [Жирмунский, 1963].


Литература

Байрон Дж. Г. Драмы / Пер. И. А. Бунина, Н. А. Брянского. Вступ. Статьи В. М. Жирмунского и А. А. Смирнова. Пб.; М., 1922.

Жирмунский В. М. Памяти А. А. Смирнова (1883 — 1962) // Известия АН СССР, ОЛЯ. 1963. Т. 22. Вып. 1. Цит. по: Жирмунский В. М. Из истории западно-европейских литератур. Л.: Наука, 1981. С. 280 — 286.

Кофейня разбитых сердец: Коллективная шуточная пьеса в стихах при участии О. Э. Мандельштама. / Публ. Т. Л. Никольской, Р. Д. Тименчика и А. Г. Меца. Stanford, 1997. Stanford Slavic Studies. Vol. 12.

Смирнов А. А. Новая книга о немецком романтизме // Творчество. 1919. № 5—6. С. 34 — 36.

Смирнов А. А. Пути и задачи науки о литературе // Литературная мысль. 1923. № 2. С. 91 — 109.


V. V. Astvatsaturova

Literary And Scientific Life Of Russia Reflected In The Letters Of Professor A. Smirnov (1883 — 1962)


The letters of professor A. Smirnov (1883—1962) sent to professor V. Zhirmunsky (1891—1971) during the period of the First World War and the Civil War reflect the friendship between two famous Russian scholars and the whole cultural atmosphere in Russia in the beginning of the 20th century. The letters written in 1917 were sent from Perm and Alushta to Petrograd and from Petrograd to Saratov. The Smirnov’s collaboration in the artistic and scientific journal Tvorchestvo (Creation), his scientific viewpoint, his articles about Byron is the content of his letters to Zhirmunsky sent from Kharkov and the Crimea in 1919—1922.


Ю. Б. Балашова, д-р филол. наук,

Санкт-Петербургский государственный университет (Россия)

Массовая литература и альманах 1930-х гг.: экспликация границ


В 1930-е гг. такой специфический тип издания, как альманах, в силу мобильности и протеистичности играл значительную роль в литературно-журналистском процессе. Он репрезентировал творческую практику многочисленных производственных литературных объединений, непосредственно прикрепленных к социальным институтам (создаваемых на заводах, в воинских соединениях и даже на Метрострое).

Проблема массовой литературы времен соцреализма заключается не столько в имманентно присущей ей формульности, но в сильнейшем размывании самого института авторства. Если в типологически схожую по отношению к соцреалистической эпоху классицизма поэт стремился к ответственности за состояние поэзии в целом, то в 1930-е происходит как бы обратный процесс: писатель преобразуется в «коллективного пролетарско-колхозного автора». Литературная деятельность рабочих и колхозников, активно санкционируемая государством, расценивалась как часть производственного процесса. «Остраненный» пролетарский автор, лишенный индивидуальности, пишет не вполне добровольно и самостоятельно, руководствуясь непосредственным социальным заказом. Так, представитель издательства специально приходил на завод, чтобы поручить, причем не обязательно рабкору, написать в занимательной форме «полезное пособие» на производственную тему. Рукопись обсуждалась на общих собраниях «товарищами по станку» и подлежала строгому цензурному контролю. Писательское призвание трактовалась как «практическая творческая работа» [Как мы начинали писать, 1933, с. 45]; она сводилась к назидательной задаче передачи «товарищам, работающим на местах» накопленного общественного/производственного опыта. Такая специфически прагматизированная литературная продукция, жестко предопределенная идеологически, стремились обрести статус литературности благодаря исключительному, небывалому положению литературы в социуме в сталинское время. Поставленная на службу государству, она занимала ведущую позицию по отношению к другим способам моделирования мира, вбирала их.

Экстенсивный литературный процесс эпохи в полной мере аккумулировал соцреалистический альманах. В 1930-е гг. он представал искусственно сконструированным типом издания, приближенным к самой альманашной модели.

Структурной единицей альманахов 1930-х гг. выступал не сам текст, но композиционная общность, образуемая текстом и маргиналиями к нему (кратким пояснением, излагающем, в частности, фабулу вещи, сведениями об авторе) [например: Ударник-локафовец, 1932]. Циклическая организация вполне специализированного соцреалистического альманаха — структура рефлексивная, восполняющая недостаток самосознания, отличающий литературу эпохи стагнации. В то же время благодаря исключительно широкому внедрению разного рода разряжающих составляющих разрушению подвергается сама архитектура альманаха. «Опредмеченный» неархитектоничный альманах эпохи соцреализма теснейшим образом связан с календарной первоосновой. На этапе раннего соцреализма альманах достигает своего предела, приближается к собственным резко эксплицированным границам, при этом утрачивает лицо и начинает воплощать унифицированную модель культуры соцреализма.


Литература

Как мы начинали писать. Рабочие-авторы о своих первых шагах в литературе. М., 1933.

Ударник-локафовец: Литературно-художественный сборник о Красной Армии Саратовского отделения литературного объединения писателей Красной Армии и Флота. Саратов, 1932.


Yu. B. Balashova

Mass Literature and Almanac of the 1930s years: Explication the Limits


The main problem of the socialist realistic mass literature is the institute of authorship. Not professional soviet writers considered to be the real authors in the reason of exclusive soviet literature social role. Literature almanac accumulated the extension literature process. It was socialist realistic literature almanac, approaching at the same time to the ideal almanac’s model and socialist realistic culture model in the whole.


К. А. Баршт, д-р филол. наук,

Институт русской литературы РАН (Пушкинский Дом) (Россия)


Отзвуки философии А. Бергсона в статьях Вяч. Иванова о творчестве Достоевского


Достоевский интересовал Вячеслава Иванова на протяжении всей его жизни, отклики на произведения русского романиста содержатся в его трудах, начиная с 1908 г., когда он посвятил ему «ряд страниц в статье о пушкинских «Цыганах» в т. II знаменитого Собрания сочинений Пушкина под редакцией С. А. Венгерова». [Фридлендер, 1994, с. 133] Далее последовала статья «Достоевский и роман-трагедия» (1911), опубликованная в 1916 г. в сб. «Борозды и межи», «Основной миф в романе «Бесы» (1914), «Лик и личины России. К исследованию идеологии Достоевского» (1917) и суммирующая эти исследования работа «Достоевский. Трагедия — миф — мистика» (1931), после которой он еще раз вернулся к этой теме в работе о «Великом Инквизиторе», написанной после 1935 года. В библиотеке Вяч. Иванова находились важнейшие труды А. Бергсона: «Два источника морали и религии» (1932), «Материя и память" (1896), «Смех. Очерки о значении комического» (1900) (Bergson H. (Les) deux sources de la morale et de la religion. Paris, 1932; Bergson H. (L’) évolution créatrice. Paris, 1911; Bergson H. (L’) évolution créatrice. Paris, 1946; Bergson H. Matière et mémoire. Paris, 1946; Bergson H. (Le) rire. Essai sur la signification du comique, Paris, 1946); особенно важна для нас «Творческая эволюция», оставившая особенно заметный след в работах Вяч. Иванова; в период написания своих работ о Достоевском он читал эту книгу в первом из двух французских изданий, которые хранилось в его личной библиотеке, 1911 и 1946 г. (Bergson H. (L’) évolution créatrice. Paris, 1912).

Восприятие Вяч. Ивановым творчества Достоевского (и не только Достоевского) происходило не без влияния философских концепций, почерпнутых им из философии Анри Бергсона. Главнейшие из них — это сознание, разум, интуиция, память, «творческий порыв», перцепция («проникновение» у Вяч. Иванова). Судя по ряду аллюзий и реминисценций из «Творческой эволюции» Бергсона, содержащихся в текстах Вяч. Иванова о Достоевском, особое впечатление на него произвела концепция личного творчества как частного случая реализации сил Мирового Сознания, связанное с этим представление о соотношении «интуиции» и «разума», а также понимание жизни как движения энергии-духа сознания, пробивающего себе дорогу в пространстве физической данности вещественного мира (материи). Основные концепты философско-эстетических трудов Вяч. Иванова — миф, символ, «мистический реализм», «творческий порыв», память — естественным образом оказываются связаны с весьма схожим набором важнейших терминов Бергсона: сознание, интуиция, разум, память. Было бы важно провести полноценное изучение влияния философии А. Бергсона на творчество Вяч. Иванова, но данная работа ставит перед собой более скромную цель: выявить в работах Вяч. Иванова о Достоевском некоторые отзвуки концепции французского философа о жизни как процессе протекания мирового сознания через физическую данность (материю).


Литература

Фридлендер Г. М. Достоевский и Вячеслав Иванов // Достоевский. Материалы и исследования. Т. 11. СПб., 1994.


K. A. Barsht

Echoes of the A. Bergson’s philosophy in articles by Vyacheslav Ivanov on Dostoevsky

The article describes the traces of the influence of the philosophy of Henri Bergson (consciousness, intuition, intelligence, memory) on Vyacheslav Ivanov's works: "Dostoevsky's novel-tragedy" (1916), "Dostoevsky. Tragedy — Myth — Mysticism" (1931).


Д. М. Бреслер, асп.,

Санкт-Петербургский государственный университет (Россия)


«Семечки» Конст. Вагинова: опыт структурного описания


Записная книжка К. К. Вагинова долгое время не привлекала внимания исследователей его творчества. Меж тем сложно переоценить данный материал для описания поэтики автора, в чьих произведениях предельно велика степень автобиографизма, фактически дискредитирована граница между вымыслом и реальностью, а перипетии литературного (и металитературного) быта становятся повествовательным событием. Наш доклад будет посвящен структурному описанию записных книжек, как первому этапу работы с текстом Вагинова.

Материал записной книжки можно условно сгруппировать в два функциональных раздела: словарь городского жаргона (сниженная лексика, городских обитателей «вне закона») и «погодные» записи, содержащие впечатления от прогулок по Ленинграду, путешествий на юг (где Вагинов проходил лечение от туберкулеза) и по Ленинградской области. Первоначально, разделы отделяются друг от друга формально. Так в первой трети книжки на левой стороне листа находятся услышанные за определенный период времени слова (дефиниции), а в правой — случаи, диалоги, авторские ассоциации и т. д.

Исключительный интерес представляют наброски к будущим романам, в первую очередь, к неоконченной Гарпогониане — текст, выстроенный из разрозненных сцен, герметичных диалогов и вставных новелл (монологов, воспоминаний второстепенных героев), во многом генерирован из «Семечек». Нашему вниманию предстает первоначальный контекст вставных историй, творческая лаборатория писателя, приоткрывая свои двери, посволяет проследить отбор материала для художественного произведения.


D. M. Bresler

«Semechki» of Konst. Vaginov: experience of structural description


K. K. Vaginov’s notebook hasn’t attracted researcher’s attention for a long time. Whilst it is difficult to evaluate significance of this material for description of author’s poetics. Vaginov’s prose has largely autobiographical character, in his texts the boundary between fiction and reality is almost obliterated and twists and turns of «litareturnyi byt» (as both metaliterary practics and everyday life literary men) become narrative event. Our report will be devoted to structural description of author’s notebook which is the first and important phase in researching.


Г. С. Василькова, магистр филологии (Mg. philol.),

Даугавпилсский университет (Латвия)


Музыка и голос в романе Бориса Житкова «Виктор Вавич»


Борис Житков, обладая множеством талантов, страстно любил музыку: с детства и до конца жизни играл на скрипке, отдавая музицированию все свободное время. В его переписке с друзьями постоянно встречаются размышления о связи музыки и литературы, особенно часто — во время работы над романом «Виктор Вавич» (1926—1931). Музыкальная составляющая в «Викторе Вавиче» — свидетельство реализации Житковым эксперимента по сближению искусства слова и музыки1.

Анализ текстовых структур «Виктора Вавича» показывает, что музыка присутствует в романе не только на сюжетном, композиционном и лексическом уровнях, музыкальность реализуется также на уровне фонетики и ритмической организации текста. Художественный мир романа Житкова — это прежде всего звучащий мир. Звук —важнейшее из изобразительных средств в романе. Экспозиция наиболее значимых персонажей содержит звуковую характеристику, все они определяются посредством того или иного звука, того или иного тембра голоса. Характер звуковой картины мира в романе динамичен, она меняется от книги к книге (это подтверждают данные статистического анализа «звуковой» лексики). Кроме того, Житков использовал такой прием музыкальной композиции, как контрапунктное построение сюжета2: в романе две сюжетные линии (линия, связанная с семьей Вавичей, и линия семьи Тиктиных), действие происходит в одно время (1904—1905 гг.), но в двух разных городах — уездном и губернском. Обе сюжетные линии абсолютно автономны, единственной точкой их пересечения является фигура Виктора Вавича. Оба пространства, в которых разворачивается действие романа, имеют свои звуковые доминанты: в пространстве уездного города звучит классическая музыка, в пестрой звуковой картине губернского города доминируют разные проявления голосовой активности людей — от нейтрального голоса до экспрессивных крика, ора, воя, визга, рева и даже лая. Усиление экспрессивной составляющей в звуковой картине мира «Виктора Вавича» непосредственно связано с революционными событиями 1905 г. Пиком этих событий становится день объявления царского манифеста — 17 октября. Массовое ликование в губернском городе описывается как музыкальная и «голосовая» стихия, в которой не происходит гармоничного слияния музыки и пения: голос побеждает музыку, вытесняет ее. Окончательное торжество голоса (точнее, крика, рева и воя) знаменует кровавый погром, учиненный черносотенцами. В уездном городе происходит нечто подобное: в театре, где проходит митинг, после известия о поджоге театра погромщиками возникает паника. Под сводами театра, где прежде звучала музыка, раздаются крики, рев и вой, как и в губернском городе. Таким образом, музыкальное, гармоническое начало, заявленное в первой книге романа, дезавуируется во второй книге, а заключительная, третья, книга констатирует новое состояние мира после революционных потрясений: это мир без музыки, а, следовательно, лишенный души.

Использование Житковым музыкального кода позволяет рассматривать роман «Виктор Вавич» в контексте модернистской прозы, а не как произведение соцреализма.


Литература

Жизнь и творчество Б. С. Житкова. Москва: Детгиз, 1955.

Петрова Н. А. Проблема самоидентификации в романе-воспоминании об Одессе начала ХХ века. // Вестник Пермского университета. Вып. 3. Пермь, 2009.

  1   2   3   4

Похожие:

Литературный процесс в россии первой половины XX в iconЛитература 2-ой половины ХХ века
Экономическая и политическая ситуация в 50-90-ее гг. 20 в. Новые реалии культуры и общественной жизни (массовая культура и ее жанры;...
Литературный процесс в россии первой половины XX в iconА. Ю. Ануфриева. Архив князя Воронцова: история и состав публикации >
История России последней трети XVIII – первой половины XIX в не перестает привлекать внимание исследователей. Какие процессы происходили...
Литературный процесс в россии первой половины XX в iconДоклад Вещественный мир политических карикатур второй половины 19 века
Цель моего доклада – показать и объяснить смысл политических карикатур второй половины 19 века с точки зрения мира вещей, который...
Литературный процесс в россии первой половины XX в iconУрок по истории России XIX в. «Быт и обычаи русского народа первой половины XIX века»
...
Литературный процесс в россии первой половины XX в iconПроцесс присоединения России к оэср: анализ соответствия методологии и практики российской статистики требованиям оэср
Оделана огромная работа по адаптации официальной статистики России к современным требованиям. В настоящее время наша статистика в...
Литературный процесс в россии первой половины XX в iconЧистохвалов В. Н. Кредиты и учебный процесс: науч­ное издание
Байденко В. И. Болонский процесс: структурная реформа высшего образования Европы. — М.: Исследовательский центр проблем ка­чества...
Литературный процесс в россии первой половины XX в iconРазвитие традиций трудового воспитания в России второй половины XIX начала XX в.
Охватывают практически всю территорию Российской империи последней четверти XVII — начала ХIX в. Особое внимание было уделено исторической...
Литературный процесс в россии первой половины XX в iconПрограмма дисциплины «Арбитражный процесс 2»
Программа курса «Арбитражный процесс-2» предназначена для слушателей Госуниверситета – Высшей школы экономики, обучающихся по магистерской...
Литературный процесс в россии первой половины XX в iconЛегализация короткоствольного огнестрельного оружия в россии
Прощай оружие – прощай свобода. В конце января Обама обещает начать процесс ограничения продажи оружия в США 10
Литературный процесс в россии первой половины XX в iconРеферат по географии. Исполнитель: Доможирова
Изучая тему “Население мира”, мы говорили о размещении населения и формах расселения, меня заинтересовал всемирный процесс урбанизации....
Разместите кнопку на своём сайте:
kaz.docdat.com


База данных защищена авторским правом ©kaz.docdat.com 2013
обратиться к администрации
kaz.docdat.com
Главная страница