Вниманию посетителей сайта "Даманский-Чжэньбао" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй




Скачать 458.22 Kb.
НазваниеВниманию посетителей сайта "Даманский-Чжэньбао" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй
страница1/3
В Н Усов
Дата конвертации27.02.2016
Размер458.22 Kb.
ТипСтатья
  1   2   3
От редакции

Вниманию посетителей сайта "Даманский-Чжэньбао" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй "Пограничные столкновения КНР и СССР в 1969 г.:причины и последствия". Данная работа отнюдь не нова: первая ее публикация относится к 1996 г. Тем не менее статья часто цитируется западными исследователями советско-китайских отношений и продолжает широко публиковаться различными ресурсами китайского веб-пространства.

Объектом исследования данной работы являются исторические события, предшествовавшие конфликту на советско-китайской границе в 1969 г. и способствовавшие его возникновению, а также его влияние на последующее развитие советско-китайских отношений и мировые процессы в целом.

В своих оценках истории формирования российско-китайской границы и конфликта конца 1960х гг. автор статьи отнюдь не оригинальна. Ее точка зрения полностью соответствует позиции официальной китайской историографии, а некоторые формулировки напрямую заимствованы из партийной печати и пропагандистских материалов времен "Культурной революции". Следует отметить обвинение в адрес России в захвате "полутора миллионов квадратных километров китайской территории" в 19 в. Это все те же "полтора миллиона", о которых еще в 1964 г.говорил Мао Цзэдун. В этой связи особо примечательно то, что первая публикация данной статьи относиться ко второй половине 1990х гг., когда проблема большинства спорных участков российско-китайской границы (в т.ч.и злосчастного островка на р.Уссури) уже получила свое разрешение, а межгосударственные отношения двух стран, казалось бы, вернулись в нормальное русло.

Наряду с официальными китайскими источниками при подготовке статьи были использованы некоторые российские и западные источники. Особый интерес вызывает некий "секретный доклад", якобы подготовленный МИД СССР для Н.С.Хрущева в 1959 г. (цитируется автором по западному источнику). Мне не удалось обнаружить упоминаний этого документа в отечественной литературе, посвященной истории советско-китайских отношений. Более того, о существовании такого документа неизвестно даже такому авторитетному знатоку современной истории Китая, как В.Н.Усов.

Перевод статьи выполнен с незначительными сокращениями. Перевод цитат из отечественных источников выполнен без сверки с оригинальными текстами.

При воспроизведении текста перевода ссылка на сайт www.damanski-zhenbao.ru обязательна.

Интересующиеся могут найти еще одну статью Ли Даньхуэй под названием «От вражды к противостоянию» в специальном выпуске журнала «Родина» за октябрь 2004 г., посвященном 55летию установления советско-китайских дипотношений (в этом же номере журнала можно найти статью другого китайского историка – Шэнь Чжихуа, «Конец медового месяца», также посвященную конфронтации между СССР и КНР в 1960х гг.).

Д.В.Ершов


Ли Даньхуэй (Li Danhui, 李 丹 慧)

Пограничные столкновения КНР и СССР в 1969 г.: причины и последствия

(впервые опубликовано в журнале "Вопросы современной истории Китая"("Дандай Чжунго ши яньцзю", 当代中国史研究), №3, 1996)

    Китайско-советский пограничный вопрос представляет собой давно существующую неразрешенную проблему. После провозглашения КНР и образования блока "СССР-КНР" Китай сделал основой своей внешней политики принцип "одной стороны".СССР и КНР не имели разногласий и не рассматривали вопрос о границе. Небо приграничных районов не омрачала ни одна туча. В конце 1950х-начале 1960х гг. в отношениях двух стран появилась трещина, продолжавшая углубляться. На границе начались столкновения, характер которых ожесточался по мере ухудшения межгосударственных отношений. Военно-политическое давление со стороны СССР нарастало, а в отношениях между КНР и США, напротив, появились признаки разрядки. Видя это, Мао Цзэдун совершенно ясно понимал, с какой стороны исходит наибольшая угроза для Китая. Поэтому даже провозгласив генеральную стратегическую линию на одновременную борьбу против империализма и ревизионизма, он продолжал думать над возможностью корректировки своей внешней политики. В условиях, когда СССР продолжал курс на эскалацию советско-китайского пограничного противостояния, провоцируя все новые кровавые инциденты на границе, Мао Цзэдун сделал китайско-советскую пограничную проблему важным элементом внешнеполитической стратегии, способствовавшим нормализации американо-китайских отношений, объединению мировых сил в борьбе против советского гегемонизма, а также позволившим завладеть инициативой в отношениях с СССР. Именно в таких политических условиях в 1969 г. на советско-китайской границе имела место контратака китайских войск в целях защиты от нападения, способствовавшая укреплению новой внешнеполитической стратегии Мао Цзэдуна.

1. История китайско-советского пограничного вопроса

 Формирования границы между Китаем и Россией началось в 17 веке. Территория царской России начиная с 16 века расширялась в восточном направлении. К концу 17 века наметились первые разногласия между Россией и Китаем по вопросу границы.    В 1689 году Россия и Китай подписали первый договор о границе - Нерчинский, определивший границу в ее восточной части. В 1727 году был подписан Буринский договор, определивший линию границы в ее средней части.Линия границы на западном участке в это время еще не была закреплена договором, граница китайских владений в этом регионе проходила приблизительно по северному берегу о.Балхаш. Таким образом, к началу 40х гг.19 века Китай и Россия, в целом на равноправных началах, в ходе двусторонних переговоров провели линию границы между двумя государствами.

Опиумные войны нанесли Китаю серьезный урон. [В этот момент] царская Россия, воспользовавшись своими превосходящими силами, вернулась к вопросу о границе и навязала Китаю ряд неравноправных договоров. На восточном и западном участках китайско-российской границы по Айгуньскому (1858 г.) и Пекинскому (1860 г.) договорам, Чугучакскому протоколу (1864 г.) и Илийскому договору (1881 г.) более полутора миллионов квадратных километров китайской территории вошло в состав России. На среднем участке китайско-российской границы в последние годы 19 в. царская Россия, используя контроль над Китайско-восточной железной дорогой (КВЖД), усилила свое проникновение во внутренние районы Китая. Одновременно Россия сделала Внешнюю Монголию районом собственных интересов. В результате Внешняя Монголия откололась от Китая, а ее Танну-Урянхайский край [Республика Тыва - прим.пер.] был захвачен Россией при помощи вооруженной силы.

После 1917 г. временное правительство Китая проводило с правительством Советской России, а затем и СССР, безрезультатные переговоры о возвращении Внешней Монголии. В конце-концов, 5 января 1946 г. Гоминьдановское правительство официально признало независимость Внешней Монголии. Китайско-российская граница на среднем участке превратилась в российско-монгольскую.

Таким образом, 7300-километровая китайско-российская граница сформировалась в результате последовательных действий царской России по "обгрызанию" китайской территории, для чего были использованы несколько неравноправных договоров.

   После Октябрьской революции, 25 июля 1919 г. ленинское правительство Советской России обнародовало "Первую Декларацию к Китаю" [Декларация СНК РСФСР к народу и правительствам Южного и Северного Китая - прим.пер.] - первый документ, определяющий его политику в отношении Китая. В этом возвании [ленинское правительство] заявило об отмене положений ряда договоров, заключенных между царской Россией и Китаем в период с конца 19 в. до Октябрьской революции: Секретный договор 1896 г.[ т.н.Московский договор - прим.пер.], договор Синьчоу 1901 г.[Протокол 25 августа 1901г., завершивший т.н."интервенцию 8 держав" в Китай - прим.пер.], а также договоры между Россией и Японией о вторжении в Китай [имеются в виду Портсмутский договор 1905 г., а также договоры 1907-1916 гг. - прим.пер.]. В воззвании, однако, не были упомянуты неравноправные российско-китайские договоры, заключенные в период с 50х - 80х гг.19 века (1). 27 сентября 1920 г. правительство Советской России обнародовало "Вторую Декларацию к Китаю" [нота НКИД РСФСР, подтверждающая Декларацию от 25.07.19 г. - прим.пер.]. В этом документе совершенно ясно говорилось: "Правительство РСФСР объявляет не имеющими силы все договоры, заключенные прежним правительством России с Китаем, отказывается от всех захватов китайской территории..."(2). В документе, похоже, впервые декларировалось стремление ликвидировать все пережитки прошлого в китайско-российских отношениях. Однако на практике все обстояло по-другому. На всех последующих консультациях и переговорах между СССР и Китаем советская сторона продолжала упорно отстаивать легитимность старых неравноправных договоров, заключенных между царской Россией и Китаем. Единственное, в чем советская сторона согласилась, вроде бы, пойти на уступки - это вопрос о юрисдикции в отношении 64 [маньчжурских] селений на левом берегу Амура (3). В 1923 г. советское правительство заявило, что "полное признание юрисдикции Китая над указанными территориями" является основой для заключения нового договора. Однако и здесь под "территориями" оно имело в виду всего лишь полосу отчуждения КВЖД и те земли, которые были предоставлены России прежним китайским правительством для эксплуатации этой железнодорожной линии (4). На требование китайской стороны об отмене всех договоров, заключенных между Китаем и правительством Российской Империи, советская сторона отвечала согласием, отказываясь при этом обсуждать вопросы, относящиеся к границе (5). В феврале-марте 1924 г. делегации двух стран обсуждали важнейшие вопросы межгосударственных отношений. Китайская сторона готовила проект соглашения, советская сторона вносила свои коррективы. В одном из разделов проекта соглашения шла речь об отмене старых российско-китайских договоров. Обе стороны подразумевали, что речь здесь идет о торговых и т.п. договорах. Однако из итогового текста соглашения слово "торговые" выпало. Что касается границы, то в протоколе говорилось: в будущем стороны вернуться к обсуждению этого вопроса, а до тех пор линия границы определяется существующими договорами (6). В марте 1924 г. на советско-китайских переговорах делегация Бэйянского (Северного) правительства поставила вопрос о немедленной аннуляции старых договоров. Однако советская сторона уклонилась от этого. Советская делегация аругментировала это следующим образом: все договора имеют отношение к границе, если все их отменить, то не будет основы для определения границы. Советские делегаты заявили: "Договора между нашими странами заключались на протяжении столетий - как можно отменить их одним махом?" Советская сторона согласился только с тем, что те положения старых договоров, которые противоречат духу деклараций 1919 и 1920 гг., а также наносят ущерб Китаю, не должны исполняться. Китайские представители докладывали Государственному Совету Северного правительства: "[Советские делегаты] настроены чрезвычайно решительно, они скорее готовы пойти на разрыв отношений, чем уступить" (7). Таким образом, вторая декларация советского правительства к Китаю, содержавшая заявление об отмене старых договоров, на практике не выходила за рамки первой, исключавшей договоры о границе из списка подлежащих отмене. 31 мая 1924 г. Китай и СССР подписали "Соглашение об общих принципах для урегулирования вопросов между Советским Союзом и Китаем". Два раздела соглашения, - об отмене старых договоров и установлении границы, - соответствовали тексту проекта соглашения. В 1926 г.СССР и Китай вновь сели за стол переговоров с целью установления границы и заключения соответствующего нового соглашения. Однако в тех исторических условиях переговоры завершились безрезультатно. Граница между двумя странами не могла быть определена, а новый равноправный договор не мог быть заключен. Вопрос о китайско-советской границе превратился в историческую проблему. Правительства, находившиеся у власти в Китае в период [буржуазной] республики более не поднимали этот вопрос.

В 1920-1940х гг. советское правительство воспользовалось нестабильностью обстановки в Китае и, нарушая положения старых неравноправных договоров о границе и общепринятые нормы международного права, присоединило более 600 из более чем 700 островов на реках Уссури и Амур, прилегающих к китайскому берегу. Площадь захваченных островов составила 1000 кв.километров. В 1929 г. отношения между СССР и Китаем обострились из-за спора по поводу принадлежности КВЖД, вспыхнул вооруженный конфликт. В октябре 1929 г.советские войска перешли границу Китая. В ноябре того же года ими были захвачены Чжалайнор и Маньчжоули. Китайские войска потерпели поражение. В декабре 1929 г. Нанкинское правительство подписало Протокол соглашения между Китаем и СССР в Хабаровске [Хабаровский протокол от 22 декабря 1929 г.-прим.пер.]. Протокол полностью отражал мнение советской стороны. Был восстановлен статус-кво КВЖД, советская сторона прекратила боевые действия и отозвала войска. Конфликт на КВЖД был первым крупным вооруженным столкновением СССР и Китая. Однако этот конфликт был вызван разногласиями по поводу КВЖД и не имел отношения к пограничному вопросу.

В результате инцидента 18 сентября 1931 г.[якобы имевшая место в этот день попытка взрыва китайскими войсками ж/дорожного полотна близ г.Шэньяна, использованная Японией как повод для вторжения в Маньчжурию - прим.пер.] империалистическая Япония начала агрессию в отношении Северо-Восточного Китая. В связи с этим в международных отношениях на Дальнем Востоке произошли серьезные изменения. В декабре 1932 г. между СССР и Китаем были восстановлены дипотношения.

После завершения Второй Мировой войны, в 1945 году, в ходе подготовки к заключению Договора о дружбе и союзе [заключен 14 августа 1945 г. - прим.пер.], между советской и китайской сторонами выявились глубокие разногласия по поводу статуса Северо-Восточного Китая, Внешней Монголии, КВЖД и др.вопросам. Однако стороны не стали обсуждать вопрос о границе.

Поражение гоминьдановского правительства обусловило поворот основного вектора советской политики в Китае от Гоминьдана к КПК. Отношения между СССР и Китаем вновь изменились.

Резюмируя вышеизложенное, можно сказать, что накануне образования КНР в вопросе о границе между СССР и Китаем обстановка оставалась сложной. Имели место расхождения между линией границы, определяемой старыми договорами, линией границы, нанесенной на карты и той линией границы, которая контролировалась в действительности. Тем не менее, обстановка на границе продолжала оставаться стабильной.

2. Возврат к обсуждению вопроса о границе и эскалация пограничных столкновений

        Сразу после своего образования, КНР вошла в социалистический лагерь под руководством СССР и начала осуществление внешней политики в соответствии с принципом "одной стороны". С СССР был заключен дружественный союз, Китай пользовался поддержкой и помощью Советского Союза в политической, экономической, технической и других сферах. Таким образом была обеспечена материальная база и стабильная международная обстановка, необходимые для построения КНР. Следует особо отметить период с 1954 г. до ХХ съезда КПСС в 1956 г. В этот период в "китайской" политике СССР происходят большие изменения. Начинается исправление ошибок, допущенных Сталиным в отношениях СССР с новым Китаем. Были в основном решены проблемы, доставшиеся в наследие от сталинского периода. Сотрудничество СССР и Китая стало развиваться на равноправной основе, а отношения стали еще более тесными и теплыми. В этих условиях вопрос о границе естественным образом отошел на задний план. В приграничных районах КНР и СССР в 50е годы царил покой. Однако старые договора сохраняли свою силу и пограничная проблема не получила разрешения. Причина пограничных столкновений лежала в прошлом.

    После ХХ съезда КПСС между компартиями СССР и КНР возникли серъезные разногласия по вопросам критики И.В.Сталина, мирного перехода [от капитализма к социализму] и мирного сосуществования двух систем. КПК выразила недовольство политикой Н.С.Хрущева, событиями в Польше и Венгрии и проявлениями великодержавности. Если ранее Мао Цзэдун был склонен поддерживать политику Москвы в любом вопросе, то теперь, находясь под впечатлением от десталинизации СССР, он постепенно начал менять свои взгляды. Свойственное группе Хрущова полное отрицание идей Сталина и указанного им пути вызывало настороженность [Мао]. В экономике он начал постепенно отходить от курса на строительство, полностью опирающееся на помощь СССР, а в политике - начал поиск модели построения социализма, более соответствующей реалиям КНР. Число неразрешимых противоречий между СССР и КНР росло. К концу 1950х гг. КПСС и КПК коренным образом разошлись в вопросах осуществления социалистической революции, построения социализма и выбора внешнеполитической стратегии. Расхождение в вопросах партийной стратегии обусловило диаметральную противоположность государственных интересов СССР и КНР. Стремясь принудить Китай к подчинению, Хрущев отозвал находящихся в КНР технических специалистов, разорвал экономические соглашения и принял некоторые другие меры. Таким образом он первым сделал шаг к разрыву межгосударственных отношений. В этих условиях был вновь поднят вопрос о границе. Старая рана вновь открылась.

В начале сентября 1959 г. начальник отдела Дальнего Востока МИД СССР Михаил Тимянин (?, 米哈伊尔·齐米亚宁 ) подготовил для Н.С.Хрущева секретный 30-страничный доклад "О политическом, экономическом и международном положении КНР". В докладе, в частности, говорилось: "Вскоре после ХХ съезда КПСС в КНР развернулась кампания по борьбе с "догматизмом" и т.н. "движением ста цветов"...Правые элементы предъявляют многочисленные территориальные претензии к СССР". Чиновник советского МИДа полагал: "Хотя цель подобных высказываний, появляющихся в рамках политической борьбы, определить достаточно трудно, они несомненно представляют собой часть враждебного замысла по отношению к нашим друзьям". Далее вновь следует указание на то, что "на фоне шумихи, в официальных изданиях начинают выдвигаться "территориальные претензии к СССР"(8). Мы видим первую реакцию на позицию Китая в пограничном вопросе, содержащуюся в официальном правительственном документе, ныне оказавшемся в распоряжении историков. Хотя в отношениях между СССР и КНР уже имеет место четкая тенденция к ухудшению, Тимянин все еще полон сомнений по поводу возврата Китая к обсуждению старых проблем, он не связывает "высказывания правых" с позицией китайского правительства.

В конце сентября 1959 г. после завершения своего визита в США, Н.С.Хрущев прибыл в Пекин для участия в праздновании 10й годовщины образования КНР. 2 октября, в ходе 7-часовых переговоров с Мао Цзэдуном и другими руководителями КНР, Хрущев указал китайской стороне на пограничный конфликт между Китаем и Индией. Чжоу Эньлай парировал: "Вы тоже плохо решаете территориальный вопрос, вы хотите говорить об этом?"(9). Таким образом он указал на то, что в отношениях двух стран имеются территориальные вопросы, ожидающие разрешения. Впервые после "медового месяца" в отношениях КНР и Советского Союза, руководители двух стран вступили в столь ожесточенный спор.

В августе 1960 г. Советский Союз спровоцировал первый пограничный инцидент в районе перевала Буз-Айгыр в китайском Синьцзяне. В апреле-мае 1962 г. около 60 тысяч китайских граждан перешли на советскую территорию в районе Или и Тачэна [Чугучак -
  1   2   3

Похожие:

Вниманию посетителей сайта \"Даманский-Чжэньбао\" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй iconСписок публикаций научного сотрудника исследовательского центра «Алаш» А. Джунисбаева

Вниманию посетителей сайта \"Даманский-Чжэньбао\" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй icon19-21 сентября 2012 г., Москва Международная конференция Фонда имени Конрада Аденауэра в Москве, Института Европейской истории Технического Университета г.
Конрада Аденауэра в Москве, Института Европейской истории Технического Университета г. Хемниц, Центра Консервативных Исследований...
Вниманию посетителей сайта \"Даманский-Чжэньбао\" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй iconПрезидиум санкт-петербургского научного центра постановление г. № Об Объединенном научном совете по проблемам информатики, управления и телекоммуникаций
Междисциплинарного координационного совета Санкт-Петербургского научного центра ран, в структуру которого включен Объединенный научный...
Вниманию посетителей сайта \"Даманский-Чжэньбао\" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй iconБюллетень Восточно-Сибирского научного центра со рамн бюллетень Московского общества испытателей природы. Отдел биологический▲ Бюллетень Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева рамн «Сердечно-сосудистые заболевания»
Бюллетень Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева рамн «Сердечно-сосудистые заболевания»
Вниманию посетителей сайта \"Даманский-Чжэньбао\" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй iconСтатистический анализ интеллектуальных ресурсов археологов и этнографов Новосибирского научного центра со ран
В статье подводятся итоги предварительного статистического анализа структуры и движения кадрового состава исследователей археологов...
Вниманию посетителей сайта \"Даманский-Чжэньбао\" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй iconЯзыковые и стилистические особенности башкирских заговоров
Работа выполнена в отделе языкознания Учреждения Российской академии наук Института истории, языка и литературы Уфимского научного...
Вниманию посетителей сайта \"Даманский-Чжэньбао\" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй iconСписок научных трудов Царегородцев Д
В. в докучаева: Всероссийская с международным участием научная конференция Почвы России: Современное состояние, перспективы изучения...
Вниманию посетителей сайта \"Даманский-Чжэньбао\" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй iconУказ президента российской федерации о награждении государственными наградами
Степаненко владимира Даниловича главного научного сотрудника Главной геофизической
Вниманию посетителей сайта \"Даманский-Чжэньбао\" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй iconXvi-xvii веков
Ббк 87 Verbum. Выпуск Франциско Суарес и европейская культура xvii—xviii веков. Альманах Центра изучения средневековой культуры при...
Вниманию посетителей сайта \"Даманский-Чжэньбао\" предлагается статья научного сотрудника Центра изучения современной истории Пекинского университета Ли Даньхуэй iconАннотация рабочей программы учебной дисциплины
Целью изучения дисциплины является получение знаний по истории физики, развитию научных понятий и теорий для обогащения теории познания...
Разместите кнопку на своём сайте:
kaz.docdat.com


База данных защищена авторским правом ©kaz.docdat.com 2013
обратиться к администрации
kaz.docdat.com
Главная страница